Последнее обновление: 17 декабря 2017 в 21:55
Подпишитесь на RSS:

Светлая печаль

20 февраля 2014

Повесть …

Глава 1

Кириллу было лет двадцать пять, когда он сказал себе: «Все, я больше не могу жить по-прежнему, я хочу учиться в семинарии и хочу служить Богу». В то время было очень тяжело осуществить эту мечту, мешало множество препятствий, но ничто не могло остановить его в этом намерении. У него была уже семья: горячо любимая жена и двое детей. Жил он со своей семьей и родителями жены вместе в трехкомнатной квартире, жили дружно, не ссорились. Но когда Кирилл объявил о своем решении поступать в семинарию, то со стороны тестя не получил одобрения, и даже наоборот, он решительно запротестовал, стал отговаривать, напоминал о тех материальных трудностях, которые ожидают его, да и время было тогда советское, богоборческое.

По странному совпадению, Кирилла и его тестя звали одинаково: Кирилл Иванович, но что еще забавнее, и отцов их звали тоже одинаково Иванами Степановичами…

Так вот, несмотря на уговоры со стороны родных не поступать в семинарию, Кирилл все же настоял на своем решении и отнес заявление.

Была середина лета, июльское солнце ласково согревало землю. Многие горожане жили за городом, так же и семейство Кирилла отдыхало в поселке Васкелово на Лемболовском озере. Он и Елена, так звали его жену, оставались в городе вдвоем. Это позволяло более тщательно готовиться к вступительным экзаменам и чаще посещать службы. Они очень любили ходить в храм по четвергам, когда читался акафист святителю Николаю…

Однажды позвонила подруга жены, сказала, что хочет приехать в гости. Кирилл обещал к семи часам вечера тоже придти домой….Уже заканчивался акафист, читалась коленопреклоненная молитва, в это время Кирилл посмотрел на часы — было семь часов, вспомнив о встрече, он подумал, что не успеет теперь вовремя придти и что жена упрекнет его в недержании слова.

После службы с телефонного аппарата он позвонил домой, трубку взяла Елена, она испуганным и взволнованным голосом спросила: «Кирилл, ты где спрятался, мы только что тебя видели дома у книжного шкафа, ты там что-то искал?». Понял он, что в квартире, видимо, произошло невероятное происшествие, и скорее поспешил к жене.

Дома он услышал следующую историю: «Ровно в семь часов, как они условились, Елена с подругой и ее сыном подходили домой. Саша, так звали сына подруги, взглянул на окно их квартиры и увидел Кирилла, рассматривающего книги, и, обращаясь к маме, он сказал: «Вон, посмотрите, уже дядя Кирилл дома». И действительно все увидели его. Обрадованные, позвонили они в квартиру, но им никто не отворил дверь. Тогда Елена открыла дверь своим ключом и, естественно, дома они не обнаружили Кирилла. В это время и был звонок его с телефонной будки. Когда он услышал их рассказ о видении, то сказал, что, наверное, был его двойник, который сначала материализовался, а потом дематериализовался. Но что привидение могло здесь делать? И Кирилл подошел к шкафу, взял первую попавшую книгу — это был том Алексея Толстого «Петр Первый» — и открыл наугад страницу. Первое слово, которое он прочел, была его фамилия… Его поразило тогда такое совпадение и вообще это происшествие.

В конце августа Кирилл, успешно сдав вступительные экзамены в семинарию, поступил сразу во второй класс. Экзамены за первый класс он потом сдавал экстерном.

Вскоре приехали родители и дети с дачи. Узнав, что Кирилл, несмотря на их просьбы не поступать в семинарию, все же поступил, конечно же, очень огорчились. Но, к удивлению Кирилла и Елены, быстро смирились.

К счастью, у молодой четы были небольшие денежные сбережения, которых и хватило на несколько месяцев скромной жизни.

Потом в начале зимы Кирилл устроился дворником. Вставал в четыре утра, убирал снег во дворе, обливался в душе и бежал к восьми часам в семинарию на занятия. Работа дворником нисколько не ослабляла его физических и умственных возможностей, а скорей наоборот, способствовало укреплению сил и придавало бодрости.

Труднее было другое: общение с тестем-рационалистом. Редко бывало, когда они не затрагивали религиозные вопросы, а их у Кирилла Ивановича было так много, что, конечно, не могло не радовать молодого семинариста. Ведь, если есть у человека вопросы, и он слушает ответы, значит, не все потеряно и тогда есть шанс изменить образ мыслей и дать верные ответы на поставленные вопросы.

Кирилла Ивановича давно мучил вопрос о божестве Иисуса Христа, и он хотел слышать от Кирилла исчерпывающий ответ об этом. Мало того, его интересовало и то, что же, по сути, вообще главнее всего в жизни? Конечно, это был не праздный вопрос. Ответ на него, наверное, многие хотели бы знать.

Молодой семинарист понимал, что от его ответа зависит будущее духовное состояние тестя и их взаимоотношений, поэтому он пытался дать более полный ответ.

«Давайте — начал он — откроем Евангелие от Иоанна и прочитаем первые строки. В своем прологе, Иоанн Богослов что пишет? «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все через него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Видите, Кирилл Иванович, этими словами евангелист обозначает вечность Слова. Уже выражение «в начале» ясно указывает на то, что бытие Слова-Логоса совершенно изъято из подчинения времени, как форме всякого творения. А выражение «и Слово было у Бога» означает, что Логос есть самостоятельная личность. Говорить о Боге, исследовать, что в Нем, представить непостижимое — самонадеянность и дерзость. Поэтому я пытаюсь лишь в общих чертах, как художник, очертить контуры, в пределах которых человеческий разум и сердце могут усматривать и чувствовать Бога.

Бог — безначальный, бесконечный, неприступный, неисследимый, неизреченный, неприкосновенный, неосязаемый, бесстрастный, неизглаголанный.

Бог один по существу, но троичен в Лицах.

Бог — причина всего прочего. В Нем едино есть Свет и Жизнь, Дух и Слово, Премудрость и ведение, любовь и блаженство. Он есть благо превыше всякого блага.

Бог — Свет, но Свет безначальный, не созданный, неизреченный».

«А какие в библии есть доказательства, что Иисус Христос есть Сын Божий?» — спросил Кирилл Иванович.

«О, много! — ответил Кирилл — об этом свидетельствуют все: Бог Отец, при крещении на Иордане, и во время Преображения на горе Фавор, словами: «Ты Сын Мой Возлюбленный, в Тебе Мое благоволение!» Потом свидетельствуют ангелы, например, архангел Гавриил, явившись Деве Марии, сказал, что на нее сойдет Дух Святой и родит Сына и рождаемое наречется Сыном Божьим. Еще свидетельствуют все апостолы, говоря об Иисусе, что он есть Сын Божий Спаситель. В Библии можно прочитать много указаний ветхозаветных пророков о божестве Миссии. Например, рождение от Девы можно прочитать у пророка Исаии. Но всех нас поражает то, что и падшие духи, то есть бесы, так же свидетельствуют о Христе, что он есть Сын Всевышнего.

И, конечно же, нельзя умолчать, что Сам Господь Иисус Христос свидетельствует о Себе, как о Сыне Божьем Спасителе».

«Я понимаю, — немного помолчав, добавил Кирилл Иванович, — сейчас в Советском Союзе идет непримиримая борьба с верой, пытаются доказать, что Христа и не было вообще, мол, это все выдумка, но все это, конечно же, легко опровергается внимательным изучением истории христианства. По крайней мере мне этого доказывать не надо. Я глубоко убежден в подлинности Евангелия. Но что же тогда для людей главное в жизни? Ответь мне».

«Да, что ж тут не понятного, — отвечал Кирилл, — если мы признаем и верим, в Иисуса Христа как Сына Божия, то, значит, мы должны доверять Ему и Его промыслу о нас. Также Бог хочет видеть совершенных и добрых людей. Весь контекст Евангелия говорит о том, чтобы мы все исполняли заповеди Божьи, любили Бога и друг друга и покаялись в своих грехах».

Выслушав, Кирилл Иванович сказал: «Я не молод и знаю, что такое жизнь, воевал, много раз был ранен, из всего батальона один остался жив, когда мы форсировали реку и удерживали плацдарм. Знаю цену человеческой жизни, благородство одних и подлость других. И не видел людей без греха». Так закончили эту беседу.

Потом они не раз заговаривали о вере, тесть много расспрашивал о грехопадении Адама и Евы, о чудесах, о воскресении мертвых и многое другое. Беседы, как правило, проходили в дружеской обстановке. Не как это бывало в других семьях, когда дети и родители совсем не понимали и не хотели понять друг друга и часто разговаривали о вере в Бога на повышенных тонах, доводящих до ссор.

Прошло три года, и в четвертом классе семинарии митрополит Антоний рукоположил Кирилла в иерея. Потом направил служить настоятелем в Покровский храм села Борисово, что в Новгородской области.

Так, совмещая учебу в духовных школах семинарии и академии, и служа на приходе, отец Кирилл осуществил свою мечту, мечту служения Богу и людям. Трудно передать ту радость, которая наполняла его душу. Все земное казалось каким-то ничтожным и мало значащим…

Он с детства любил природу, прогуливался по лугам, любуясь и вдыхая аромат полевых цветов. Часто сидел где-нибудь на берегу речки и наблюдал, как плавают среди камней налимы и пескари.

И вот теперь его опять влекло на берег озера, это был уже Ильмень, и там, глядя в безбрежную даль, он предавался сладостному ощущению своих новых чувств, новых переживаний, которых у него никогда раньше не было.

Много лет назад, когда он еще только начинал воцерковляться и делал свои первые шаги в храме, ему очень нравилось богослужение, церковное пение — его неудержимо влекло на службу. Теперь он стал иереем, сам служит, стоя у престола в алтаре и это придавало ему то, чего не было раньше — ответственность и необходимую требовательность к себе. Теперь он не мирянин, а отец Кирилл, священник Русской Православной Церкви, и как все другие священники тоже отвечает за чистоту веры на своем приходе и нравственный облик прихожан. Да и сам храм надо содержать в чистоте и порядке.

Покровский храм в селе Борисово, где он начал свое служение, был открыт после Великой Отечественной войны. Первые настоятели много сделали в храме по тем средствам, которые могли быть в то голодное послевоенное время. Иконостас был сколочен из досок, были сделаны приличные Царские врата. А иконы, созданные c XV до XX веков, конечно, были главной духовной ценностью прихода.

Сначала отец Кирилл приезжал в Борисово на службы из Ленинграда, а потом решил и вовсе перебраться на приход. Это было в январе, после праздника Рождества Христова. Была вьюга и сильный мороз. Они приехали с детьми в холодный нетопленный дом на кладбище, внесли вещи, сложили все посреди комнаты и начали растапливать печи. Пока постепенно согревался дом, а матушка Елена что-то готовила, он, глядя на нее, почему-то вспомнил, как увидел ее в первый раз…Елена Головкина

Тогда он жил еще в Москве. Однажды, накануне первомайских праздников, дядя Петя предложил поехать в Ленинград. И он согласился с условием, если поедет с ним его друг, которого знал еще по Монголии, где служил в армии. В Ленинграде жила очень близкая подруга Ивана Степановича, отца батюшки, Надежда Михайловна, с которой они дружили с раннего детства. Вот и решили, что остановятся у них. Поезд по каким-то причинам тогда опоздал на пять часов. И дядя Петя, он и друг Витя приехали неожиданно для хозяев. Вспомнил отец Кирилл, как вошел в комнату и увидел Лену, свою будущею жену, она стояла посреди комнаты и пила молоко прямо с пакета. Появление молодого человека явно было для нее неожиданным, девушка, видимо, смутилась, и краска залила ее лицо… В тот миг она была так восхитительна, так прекрасна… У нее были распущенные до плеч, кудрявые, густые темно-русые волосы. Большие карие миндалевидные глаза растерянно смотрели на него. Тогда он сказал себе: «Вот она, единственная, которую я ждал всю жизнь».

Верующей она была с детства, хотя родители не водили ее в храм. Только бабушка учила ее простым молитвам. Уже в тринадцать лет она написала одно стихотворение, которое, когда-то прочитав, отец Кирилл запомнил на всю жизнь.

Тишина на землю пала,

Все молчит кругом.

Только слышен средь дубравы

Колокольный звон.

 

Вот голубка прилетела,

Радуясь весне,

Наступает день воскресный

На большой земле.

 

В небе солнце заиграло

Радужным огнем,

Словно вся земля запела

Этим чудным днем.

 

Вот тропинкой средь березок

Женщина идет,

И в руках своих усталых

Узелок несет.

 

Колокольчик пал ей в ноги,

Тихо говоря:

Ты вплети своей рукою

В волосы меня.

 

Сколько горя ты узнала,

Сколько разных бед.

Волос твой упал на плечи,

Он уж стар и сед.

 

Но в глазах твоих забвенье,

Ты идешь туда,

Где добро и мир неземный

Светится всегда.

 

Ты идешь туда и в радость,

И в большой беде.

Верю, что Господь поможет,

Странница, тебе.

 

Что телесные страданья,

Коль в душе покой,

Не горюй, что не нашла ты

Рай земной.

 

Вот пришла и встала в угол,

Тихо говоришь:

Мой Господь, Отец небесный,

Ты меня простишь!

 

Озари мне душу светом

В сердце дай тепло.

Жизнь придет иль смерть наступит,

Мне ведь все равно.

 

Что я в жизни уповала,

Чтоб ей дорожить,

Но зато я научилась

Светлое любить.

 

Стали часто сны забвенья

Приходить ко мне,

И прекрасный мир неземный

Вижу я во сне.

 

Там кругом зеленой сенью

Стелется трава,

Слышу звон я серебристый,

Бьют колокола.

 

Пташки райские порхают

Весело поют,

Там никто не унывает,

Слезы там не льют.

 

Все там люди добро любят,

И, любовь храня,

Очень часто с сожаленьем

Смотрят на меня.

 

Я протягиваю руки

К ним в глубокой тьме,

Но, быть может, еще долго

Буду на земле.

 

Что ж, пусть светят тебе грезы,

Пусть горит звезда,

Пусть не душат тебя слезы

Больше никогда.

 

Чаще думай ты о небе,

Вспоминай добро.

И пусть Истина согреет

Этот мир тепло.

 

Содержание этого стихотворения говорило о ее чистой и доброй душе уже в юные годы.

…Теперь Алена здесь, в этой деревне, будет разделять с ним все радости и трудности служения на приходе.

Страницы: 1 2 3 4

Метки:

Оставить свой комментарий

*

code