Последнее обновление: 25 сентября 2017 в 21:24
Подпишитесь на RSS:

Счастливая женщина

24 февраля 2014

Ия 

       Счастливая женщина

 Эту историю на одном из православных Интернет-форумов поведала несколько лет  назад молодая женщина, петербурженка, зарегистрированная под ником Ольга П. Возможно, что изложенная  история, и для нее самой осталась как бы вполне естественной и не заслуживающей особого внимания. Однако мне видится необходимость передать ее рассказ, поскольку его героиня может послужить некоторым примером для многих молодых людей,  которые, обретя веру в Бога, повстречались с определенными трудностями в отношениях со своими близкими людьми.

«Интересная женщина» – это я про свою одноклассницу – Ирину.

Если начинать с внешности, то она чем-то похоже на Ию Нинидзе из фильма «Небесные ласточки» — длинная черная коса, глаза цвета бирюзы и очаровательные ямочки на щеках. Живая, смешливая, за словом в карман не полезет. Умом Бог тоже не обидел – школу закончила с серебряной медалью, поступила сразу в два института. После недолгих раздумий выбрала педиатрический. На четвертом  курсе она уже видела себя молодым врачом, как вдруг все изменилось — неожиданно умерла мама и чтобы прокормить себя, Ирине пришлось бросить учебу и пойти работать санитаркой, а потом сестрой в реанимацию.

После смерти мамы, спивающийся отец, который за всю жизнь ее пальцем не тронул, начал кидаться на неё с утюгами и сковородками. Уйти ей было некуда и  поэтому она решила поскорее выйти замуж, дабы законный супруг защищал ее  от не в меру распоясавшегося родителя.

«Под рукой» оказался Саша, по физическим параметрам подходивший на роль грубой мужской силы и пару месяцев назад уже безуспешно делавший ей предложение. Об этом она ему и напомнила. Собственно говоря, это был ее единственный мотив для замужества — в отличие от него, она  влюблена не была и даже внешне Сашка ей не нравился.

Понятно, что при таком подходе шансы на счастливую семью были не очень большие. Но Ирине повезло. Хоть Александр ни внешне, ни по образованию, как бы без сомнения, рассудили бы покойные мама и бабушка, был ей «не пара», муж из него получился вполне достойный – не пьющий, работящий и заботливый. Последнее качество было приобретено не без помощи Ирины, поскольку безграничный альтруизм ей совершенно не свойственен.

Несмотря на множество забот по хозяйству и уходу за детьми, которых к моменту повествования было уже трое, Ирина про себя она не забывала никогда. Смиренный, тихий облик благочестивой матери семейства, которая отказывает себе во всем ради детей и мужа, постоянно печет пироги, с утра до ночи наводит чистоту в доме и ни в чем не прекословит мужу – это не ее стиль. Нет-нет, все это она делает — а куда денешься?  Но относится она к этому — не как, к само собой, разумеющимся обстоятельствам, а как к героическим устремлениям  со своей стороны которые, несомненно, должны быть оценены окружающими  по достоинству.  Кто же будет тебя уважать, если ты сам себя не уважаешь?

Когда на нее находит вдохновение, она печет вкуснейшие плюшки и подает их мужу со словами: «Вот, посмотри, какие руки-то у твоей жены золотые!». Если засиживается за полночь, то обычно не за штопкой носков, а за изготовлением всяких игр и заданий детям на следующий день — тут она на все руки мастер, или за горячими спорами о смысле жизни, или за просмотром футбольного матча вместе с Сашкой, или, в худшем случае, за книжкой.

Если муж в день получки приходит домой без букета цветов – Ирка с ним не разговаривает целый вечер. Сашка ходит с виноватым видом, и на следующий день цветы приносит, а заодно и Иркино любимое шоколадное мороженое. А чтобы забыть день свадьбы – о таком вообще страшно подумать.

Всю свою небольшую зарплату Саша отдает жене, оставляя себе только на транспорт и сигареты. Правда, по ее просьбе, — частями. Иркина широкая натура – плохой помощник в экономии, тем более что и так еле-еле сводят концы с концами. Ее естественному женскому стремлению принарядиться остается, к сожалению, очень мало шансов для воплощения. Но она не унывает и подаренную мужем куртку из кожезаменителя  с искусственным мехом носит с таким достоинством, как будто это норковое манто. И, между прочим, несмотря на всю свою независимость, причесывается и одевается так, как больше нравится мужу – конечно по возможности и  в рамках бюджета. Впрочем, ее особо не привлекательный футболочно-курточно-джинсовый стиль одежды не мешает ей не редко получать комплименты от прохожих мужчин, о чем она с удовольствием рассказывает мужу.

Одна из последних историй – это как сын одной знакомой пришел починять стиральную машину и, увидев Ирку на пороге, – остолбенел и сразу решил: «Моя!»  — так он потом рассказывал матери. Мама спустила его с небес на землю, объяснив про мужа и троих детей. Это, однако, его не смутило: «Мам, а может у нее муж плохой, так я бы…?!» Пришлось снова «разочаровать», что муж хороший.

Да, а муж и вправду хороший. Вы, может, подумали – подкаблучник? Не-е-ет! Сашка – глава семьи. Все дела они обсуждают вместе и когда речь идет о каких-то важных решениях, то последнее слово — пусть иногда и формально – за ним. Приглашаю иногда вечером – «укладывай детей и приходи в гости» — всегда: «Я у Сашки спрошу, если отпустит». Сашка отпускает, потому что знает, что если не отпустит – ворчаний не оберешься. Наши нескучные посиделки, бывает, заканчиваются далеко за полночь, Ирина звонит и поднимает мужа с постели: «Встречай на улице, я одна боюсь!». Он для вида поворчит, она для вида поклянчит, но встречает, иногда часа в 2 ночи.

Принципиальное несогласие у них только одно – Ирка верующая, Сашка – «убежденный» атеист. Но и тут ей удалось найти верный стиль поведения – его насильно не «воцерковлять», но и своих позиций не сдавать. После долгих и бурных споров Ирка все-таки добилась того, чтобы дети читали правило и все трое каждое воскресенье ходили с ней в храм. Сашка долго сопротивлялся, но время и Иркина настойчивость взяли свое. Теперь она берет в церковь и его, под тем предлогом, что она – женщина слабая, и ей, мол, тяжело одной с тремя детьми управиться. При этом она прекрасно управляется с ними в других ситуациях, но зачем это лишний раз подчеркивать? Всю службу муж сидит в коридоре и читает газетку  — церковь домовая, больничная. Ничего, пусть привыкает, говорит Ирина.

Скандалов у них, пожалуй, никогда не бывает. Разногласия, конечно  есть, но про их «разборки» вполне можно сказать: «милые бранятся – только тешатся». С работы Ирка встречает мужа у окна — если примерно знает, когда придет. Потом обязательный поцелуй на пороге. Провожает – так же, в обратной последовательности…. – и это после семи  (!) лет супружеской жизни. Нам, подругам, не разрешается по этому поводу даже иронизировать. По поводу денег никогда не «пилит», хотя зарабатывает Сашка даже на двоих мало, не то, что на пятерых. Но как-то обходятся, хотя иногда и туго бывает. И вот как-то раз, когда все деньги кончились, а до получки еще неделя оставалась, Ирина спрашивает мужа – «Сможешь занять у кого-нибудь до получки или аванс на работе взять?». А Сашка на нее задумчиво так посмотрел и неожиданно говорит: «Что-то ты у меня, Ирочка, совсем обычная становишься, как все…Даже неинтересно».          «Ой! – спохватилась про себя Ирка, — что же это я делаю! Не-ет, лучше без денег посидеть, чем «обычной» стать»! «А и правда, что это мы все про деньги, да про деньги!… Давно ты мне цветы не дарил, дорогой!….».

 сентябрь 2008 г.

 Р.S. Впоследствии с автором этой истории Ольгой П. удалось списаться и попросить прощения, ибо совесть  замучила меня, что как бы чужой рассказ переписал. Вот, что она ответила:

Сергей, спасибо за рассказ! Неплохо получилось. В продолжение могу рассказать, что детей у Ирины уже четверо, муж ее нашел неплохую работу, так что с финансами у них уже гораздо лучше. И какое-то время назад Ирина решила, чтобы муж на деле был главой — передать ведение этими финансами в его руки. Теперь он совсем гордый ходит. Я считаю, правильное было решение.  Всего тебе доброго! Ольга

Оставить свой комментарий

*

code