Последнее обновление: 22 сентября 2017 в 20:50
Подпишитесь на RSS:

Мария Сараджишвили. Проверка чувств

4 октября 2014

Проверка чувств_pМария Сараджишвили

Проверка чувств

 

А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, – если же разведется, то должна остаться безбрачною или примириться с мужем своим, – и мужу не оставлять жены своей. 1 Кор. 7:10–11

 

– Ты мне подруга или нет? – такой вот был задан вопрос ребром Варваре ее бывшей одноклассницей Риммой в один прекрасный день.

Варвара хоть и нутром почуяла в этом прелюдию какой-то аферы, но всё же бодро подтвердила свой почетный титул.

– Значит так, – Римма без лишней резины вводила ее в курс дела, по ходу заканчивая последний марафет. – Мы сейчас идем по одному делу. Я тебя познакомлю с моим будущим мужем.

– Это как? – не поняла Варвара. – А Тенго ты куда денешь?

Ответом был красноречивый жест по направлению глубин космоса за окном хрущовки.

– Я встретила настоящую любовь, – последовало словесное подтверждение, – мы с Рамазом просто созданы друг для друга. С Тенго я развожусь. Решенное дело.

Варвара молча переваривала новости. Симпатий к Тенго у нее не было с самого начала их знакомства. Деревенский пентюх украл Римму в 17 лет и на этом основании поселился у жены-горожанки. Родили двух детей. Вначале всё было более или менее терпимо. Тенго шоферил на автобусе, Римма сидела с детьми дома. Потом Союз развалился, и всех, кто был без прописки, в первую очередь выкинули с работы. И вот уже шесть лет Тенго гордо висит на шее у Риммы в качестве бесплатной эмблемы «Я замужем», но работать не хочет. Ему, мол, его шоферская гордость не позволяет торговать хлебом у метро или пойти в грузчики на базар. В итоге подруга-страдалица вынуждена подыхать на чужих паркетах, размазывая по ним ненавистную мастику шесть раз в неделю, лишь бы прокормить пять ртов (еще бабка Риммина денно и нощно отравляет жизнь жужжанием: «Нынче всё не так, как раньше»).

– Это у нас уже полгода и очень серьезно, – продолжала Римма, собирая сумку. – Уже всё решено. Мы оба разводимся, потом венчаемся в церкви и начинаем жизнь с чистого листа. Это ведь так Бог захотел, чтоб мы встретились.

– Еще вопрос, кто захотел, – буркнула Варвара. – А его жена как на это среагирует?

– Это не мои проблемы. Надо было лучше за мужем смотреть!

– И все-таки, Тенго что скажет? Как-то всё это не то.

– Что хочет, пусть то и скажет. Квартира моя. Это он на улице останется. Моим детям он до лампочки. Для них главное – я. Сама знаешь, толку от него никакого. А Рамаз и работящий, и с деньгами, и общительный. Плюс своя машина у него. Никогда без дела сидеть не будет. В общем, я уже всё выяснила. Раз мы со своими половинами не венчались, значит, с Церковью проблем не будет. Ты мне только устрой дело со священником. Будешь у меня меджваре[1]. Ближе тебя у меня никого нет. И не вздумай отказываться.

Так, мирно беседуя, обе подруги оказались на улице. Подъехала машина, а в ней Рамаз собственной персоной. Наскоро представились и поехали делать великие дела.

– Поедем к отцу Павлу, – заявила Варвара, найдя для себя соломоново решение. Думалось так: отец Павел сто процентов даст им от ворот поворот и тем самым избавит ее, Варвару, от участия в скользком деле. А вслух стала расхваливать облюбованного священника как тонкого специалиста в семейных делах.

Отец Павел, и правда, с первых минут визита показал себя с лучшей стороны.

– Вот, батюшка, – начала Варвара, кивая на Римму, стоявшую рядом. – Это моя…

– …подруга, – докончил отец Павел, еле скользнув по кумушкам усталым больным взглядом.

– У нее большая проблема, – затарахтела Варвара, ободренная таким хорошим началом. – Она замужем, у нее двое детей, но она встретила…

– …новую сильную любовь, – отец Павел и тут попал в точку. – И теперь она хочет венчаться, так? Потому что раньше не венчалась. Так?

– Так, – кивнула Римма, оттесняя Варвару плечом, очень довольная таким нежданным пониманием.

Отец Павел задал всего один вопрос:

– А твой будущий муж сможет заботиться о ваших общих детях? Это ведь очень сложно – содержать две семьи одновременно.

– Конечно, – подтвердила Римма.

– Тогда приходите венчаться хоть в эту субботу. Канонически этот брак возможен…

Подруги не поверили своим ушам. Так просто и быстро. Римма на радостях пихнула Варвару локтем на выходе из церкви.

– А он ничего, этот отец Павел. Понятливый мужик. Я бы с ним еще пообщалась.

Суббота настала, но ничего не произошло. Рамаз забыл кольцо дома.

– Ничего. Это не страшно, – сказал священник, узнав о причине задержки. – Пусть медные кольца купит, благословляю. Или, если и на это денег нет, пусть гвозди свернутые принесет. Это ведь не главное, это просто символ. А потом деньги заведутся, золотые кольца купите, я их освящу. Так можно.

– Нет, мы уж лучше по-настоящему. В другую субботу, – извинялась Римма.

– Ну, как хотите, – был ответ.

Но Варваре поставил на вид:

– Что скажешь, раба Божья? Твои клиенты. А я из-за вас езжу туда-сюда, бензин трачу.

Варвара искренне извинялась, пытаясь объяснить, что она хотела как лучше.

Настала и «другая суббота», а потом и еще. У Рамаза постоянно находилась какая-то весомая причина.

– Тут явно нас кто-то сглазил, – скумекала Римма. – Будто кто-то мешает. К гадалке, что ли, сходить?

– Давайте лучше к Елене на гору съездим, – загорелась Варвара гениальной идеей. – Она вам все по полкам разложит.

– Это кто? – поинтересовался Рамаз, включая магнитофон в машине. Ему вроде было по барабану, куда ехать, лишь бы замять казус с венчанием.

– Духовно грамотный человек! – веско сказала Варвара, имея в уме бизнес-план: все из ее друзей, кто побывал на горе, рано или поздно что-то изменяли в своей жизни. Интересно, какой колор выйдет с этой влюбленной парочкой прелюбодеев. Тем более что Елена уже была наслышана от Варвары обо всех субботних попытках начать жизнь с нового листа.

Доехали они быстро. Оно и понятно: это не пешком полтора часа тащиться по ухабам. По дороге слушали восторженные россказни Варвары про житье-бытье в первобытных условиях на горе и мешок чудес, который был у рассказчицы всегда наготове на подобные случаи. Римма только веселилась: «Во дают эти боговерующие! Вы все слегка гоните, я смотрю!»

Елена их приняла с распростертыми объятиями. Выслушала про последнюю неудачную попытку. Потом сказала без обиняков:

– Ребята, а ведь всё это не случайно. Нет воли Божьей, чтоб вам венчаться.

(Варвара внимательно следила за реакцией гостей. Хоть Римма еще та атеистка, а вот слушает Елену без фырканья и глаза не закатывает в своей обычной манере: мол, достали вы меня своими бреднями. Рамаз тоже сидит с умным вникающим лицом. А что там внутри творится – не поймешь.)

– Дело тут не в кольцах, – продолжала Елена свою мысль. – Вы, наверное, даже не знаете, какая это ответственность – христианский брак. Перед венчанием раньше люди всегда исповедовались, чтобы бремя грехов не перекладывать на новую жизнь, которая может скоро возникнуть. А вы хоть раз в жизни были на исповеди?

Несостоявшиеся молодожены удивленно переглянулись. Такого никто не ожидал.

– Прежде, чем новую жизнь начинать, надо сначала фундамент подготовить. Духовный… Надо хотя бы внутренне у Бога прощение за старое попросить.

И на вопрос: за что именно? – уточнила:

– Наверно, и в том, и в другом браке были аборты.

Они подумали и кивнули.

– Бог – это сама любовь и чистота. Этих качеств Он требует и от каждого из нас. А вы пока в Его глазах незаконный союз двух человекоубийц… – продолжала хозяйка. – Вы говорите, что ваше чувство от Него. Это легко проверить. Откажитесь от физической близости и посмотрите, как долго это продлится. Увидите, любовь это или просто наваждение, которое люди очень часто принимают за нечто серьезное.

Короче говоря, уходили Рамаз и Римма совсем в другом настроении. Как говорится, нагруженные пищей для ума. Елене оба пообещали сделать рекомендуемый эксперимент.

Проводив гостей, Варвара полезла тут же к своей духовной матери с вопросами.

– Как думаете, Елена Николаевна, они поженятся?

– Не думаю, – Елена стала выгребать золу из потухшей печки. – Такая связь скоро распадется. Это всё временное, пока они не надоели друг другу. Господь пошлет им обоим серьезные скорби, чтобы напомнить, что люди на земле живут не для плотских утех, а чтобы заработать себе Царство Небесное. У нее могут болеть дети… У него возникнут проблемы, которые заставят его что-то пересмотреть… Как люди не видят, какое сейчас время наступает! Последнее! «И женатый должен быть как неженатый». Рассказывали мне такой случай. В 1970-х годах племянница одной монахини праздновала свадьбу. «Разве ты не рада?» – спрашивают у ее грустной тети за столом. «Врата брачные уже закрыты, – ответила со вздохом монахиня, – открыты только врата покаяния… Поэтому мало кто сейчас семейной жизнью живет… Не дано…»

Варваре этого мало. Давай дальше копать, допытываться.

– А как вам моя подруга? Правда же, классная типша?!

Елена только слабо улыбнулась на надоевшие словечки.

– Хорошая она. Жертвенный человек. Видно, что любит этого Рамаза. Говоришь, сирота она? Ее Господь к Себе призывает, но она пока не слышит. И атеизм ее – это всё наносное. Значит, как и я, через большие скорби потом к Богу придет.

– А откуда это вы всё знаете? – Варвару так просто не уймешь.

– Просто я много подобных историй видела. Считай, что-то вроде статистики. Это чтоб тебе понятнее было. Ты же любишь конкретные объяснения. А так это неудачное сравнение. Статистика – самая нелогичная наука, – и на скотин своих по обыкновению свернула. – Вот, например, у меня десять козочек, а у тебя, Каркуша, ни одной. Так, согласно статистике, выходит, что у нас поровну. Обман один.

***

Прошло около месяца. Звонит Варваре Римма, вся на нервах:

– Я чуть с ума не сошла. Заболел мой мальчик. Да так, что я думала: всё, конец. У него же хронический бронхит. Вдруг стал задыхаться, три дня ничего не ел. Даже уже разговаривать не мог. Потом я взмолилась: «Господи, помоги!» Я не знаю, что Ему обещают в таких случаях, потому что ребенок вскоре поправился. А вот что сделать? Барана резать, сама знаешь, у меня денег нет.

– Не надо барана. Лучше отказаться от чего-то другого, того, что Ему не нравится.

Она задумалась, а потом говорит:

– А с моим вторым номером (условное обозначение несостоявшегося мужа) что произошло! Ему тоже надо что-то делать, а что конкретно, он тоже не знает. Он два раза в один и тот же день чуть не погиб. Представляешь, едет он по трассе, а перед ним грузовик. И видит он, как у того из бака бензин струйкой вытекает. Вдруг из проезжей машины кто-то спичку бросил. Вся дорожка мигом вспыхнула, и огонь ветром несет к его машине. Дорога такая, что ни свернуть, ни ход замедлить нельзя: сзади кто-то впритык едет. Он-то понял, что сейчас будет, и попросил: «Только не сейчас, Господи!» В это время направление ветра изменилось и огневую дорожку задуло, будто ее и не было. Еле-еле он пришел в себя от этого кошмара. Едет дальше. Тут из-за поворота какая-то иномарка выскочила – еле увернулся. Его всего затрясло, и он поехал к ближайшей церкви свечки ставить… И чего это нам обоим такое как по заказу?

Варвара не любитель давить на психику, только сказала фразой Елены:

– Наверное, надо что-то пересмотреть…

С тех пор «любовь» у Риммы пошла на убыль, а потом и вообще всё заглохло.

***

Случилось всё это в 1996 году. А после много воды утекло. Эта история забылась, как и всё забывается в каждодневной суете. Варвара с Риммой по-прежнему виделись иногда при случае и болтали о том о сем. Причем Римма все норовила свернуть на высокие материи, так просто, для своеобразного прикола. Разговор обычно бывал типичный, такой, если заспорят атеист с верующим. Откуда, мол, известно, что на том свете делается, когда оттуда никто не возвращался? И к чему много религий люди навыдумывали, а несправедливости от того меньше не становится? И прочее и прочее. Варвара, как могла, держала оборону, с красноречием у нее большая напряженка, потому и закругляла эти споры обещанием:

– Лучше я тебе книжки принесу. Сама разбирайся.

Любительница поспорить поглощала духовное чтиво с определенным сарказмом с единственной целью – чтобы почерпнуть оттуда новые каверзные вопросы.

Длилось такое теософское общение довольно долго. До одного печального дня, пока сын Риммы не погиб в аварии. Римма как-то мгновенно оказалась в церкви. Стала заказывать панихиды, сорокоусты и делать всё остальное, что незримо поддерживает связь между двумя мирами. Вопрос, есть ли жизнь после смерти, для нее отпал сам собой.

Сегодня – хотите верьте, хотите нет – Римма знает многие постулаты лучше и ходит в церковь чаще, чем Варвара. Только книжек у нее пока нет в таком количестве, как у ее любопытной подруги. Но, думается, со временем и это приложится.

А Варваре только и остается, как наблюдать эту метаморфозу и думать: «Это про Римму что ли сказано: “И будут первые последними, а последние первыми”?»

Источник: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/66876.htm

 

Оставить свой комментарий

*

code