Последнее обновление: 25 сентября 2017 в 21:24
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). Проповедь на Литургии 1 марта 2015 года в Неделю Торжества Православия.

15 марта 2015

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

По уставу Святой Матери нашей Православной Церкви труды первой постной недели завершаются воскресеньем Торжества Православия.Торжество Православия

Как повествует в XIV веке Никифор Каллист Ксанфопул, написавший синаксарий в Неделю Православия, после церковного собора, осудившего иконоборцев и восстановившего иконопочитание, императрица Феодора устроила церковное торжество, пришедшееся на первое воскресенье Великого Поста. Было это в 843 году, 11 марта или 19 февраля, тут разные данные у историков, но известно, что это было именно первое воскресенье Великого Поста.

Почему произошло это событие? Все, знающие церковную историю, помнят, что в истории Церкви был такой период, когда многие соблазнялись наличием икон в храмах. Мы помним, что вторая заповедь Декалога гласит: «Не сотвори себе кумира». Соответственно многие считали, что через почитание иконам люди нарушают заповедь Единого Богопочитания.

И Церкви потребовалось долгое время, чтобы находить те слова, те аргументы, с помощью которых доводы иконоборцев были полностью посрамлены.

Почему иконоборцы протестовали против икон? Они рассуждали так: Божеское естество мы изобразить не можем, потому что Божество не изобразимо, Бог есть Дух. Человеческое естество если мы изобразим, то что нам в этом пользы? Надо поклоняться не человеку, не изображению человека, а Богу. Поэтому, по их мнению, писать иконы и поклоняться им не было смысла.

В ответ на это отцы Церкви сказали, что так как Христос Богочеловек, то изображая Его, мы изображаем одновременно и Бога, и человека. И кланяемся мы, конечно же, не доскам, не краске, а кланяемся мы Господу Богу, переводя честь с иконы на первообразное, то есть на тот образ Божий, которому, собственно, и поклоняемся.

Поэтому и сегодня вы видите в центре храма на почетном месте благолепно украшенные иконы Христа и Богородицы.

Торжественный обычай праздновать первое воскресенье Поста сохранился после IX века до наших дней. В этом есть глубокий и серьезный смысл. К поминовению и просто восстановлению иконопочитания впоследствии стали присоединять и торжество прославления Православной веры.

В этот день совершается особый молебен, который мы будем с вами после Литургии совершать, молебен Торжества Православия. На нем вспоминаются все те, кто послужил на благо Православной Церкви от самых первых дней её существования и до наших дней, вспоминаются и живые, и усопшие.

До XVIII века совершался особенный даже чин анафематствования: он включал двадцать анафематствований и четыре тысячи имен людей, объявленных еретиками. Чин этот совершался ежегодно в кафедральных соборах и во всех храмах. И только в 1767 году архиепископ Санкт-Петербургский Гавриил (Кременецкий) этот чин значительно сократил: исключил из него многие имена лиц, которым возглашалась «Вечная память», исключил из него имена гражданских преступников, расколоучителей, которым провозглашалась анафема. Напомню, что до этого времени во всех храмах провозглашалась анафема Стеньке Разину, Гришке Отрепьеву, Емельке Пугачеву и прочим, скажем так, политическим деятелям того времени.

В 1801 году этот чин еще более был сокращен и уже стали перечислять только сами ереси без упоминания имен еретиков, а из имен государственных преступников остались только Григорий Отрепьев и Иван Мазепа. И только в 1869 году имена эти стали убираться из чина Православия, а с 1917 года вообще этот молебен был не в почете. И вы понимаете почему, потому что там провозглашалась анафема тем, кто считает, что царская власть не от Господа Бога установлена, тем, кто противится царю и царскому владычеству. Естественно, большевики и коммунисты смириться с этим не могли, поэтому и в церквях запрещали совершать этот чин в полной его мере.

Но, конечно, для нас, как мы все понимаем, суть праздника заключается не столько в анафемах, не столько в проклятии кого-либо, сколько в том, чтобы осознать, что же такое иконопочитание, какое оно имеет место в нашей жизни и какое должно быть подлинное иконопочитание.

Икона в переводе с греческого – это «образ». Греки не говорят просто «икона», они говорят всегда «агиа икона», то есть«святая икона». И тем самым они отделяют просто какую-то картину и просто какой-то образ от святого образа, образа, изображающего Господа нашего Иисуса Христа или святых угодников Божиих.

Суть сегодняшнего праздника замечательно раскрыта в кондаке праздника, который пел сегодня наш хор: «Неописанное Слово Отчее, из Тебе, Богородице, описася воплощаем, и оскверншийся образ в древнее вообразив, Божественною добротою смеси. Но исповедающе спасение, делом и словом, сие воображаем».

В переводе на наш язык это звучит так: «Неизобразимое Слово Отчее при воплощении от Тебе, Богородица, изобразилось. И осквернившийся образ в первоначальном виде воссоздав, Божественною красотою соединило, и мы,возвещая о нашем спасении, делом и словом его изображаем».

Здесь красивая игра слов: «образ, икона,изображаем», то есть образ Божий принимаем на себя.

Если мы обратимся к сегодняшнему Евангельскому чтению, то мы услышим сегодня повествование о Нафанаиле, повествование о том, что главное – видеть происходящее в Церкви Христовой с точки зрения Вечности, глазами духовными (Ин., 5 зач., I, 43-51).

Господь наш говорит Нафанаилу: «вот, потому что ты видел Меня, потому что Я показал Свою прозорливость, потому что Я показал все, что вижу все помышления человеческие до последнего человека, каждую мысль– поэтому ты Меня почитаешь. Но блаженны те, кто почитают Меня без этих проявлений чуда. Блаженны те, кто принимает все, происходящее в Церкви на веру,не ожидая каких-то особенных чудес в подтверждение своей веры».

И вот сегодня мы, вспоминая иконопочитание, вспоминаем также и то, что человек, каждый из нас с вами, называется образом и подобием Божиим, потому что каждый из нас сотворен по Образу Божию. Подобием нам предстоит еще стать в результате долгого пути христианской жизни. И вот Образ Божий в нас и должен стать той самой иконой, восстановление которой мы почитаем.

Мы можем сколько угодно кланяться иконам и почитать их, но если в нас внутри нет стремления уподобляться Богу, стремления идти путем христианина, стремления в себе Заповеди Божии взращивать, то все это нам не пойдет на пользу. Именно поэтому в кондаке праздника, который только что вы слышали, говорится о том, что мы должны делом и словом исповедовать наше спасение и изображать Образ Божий делом и словом.

Для этого, конечно, самое удобное время – святой Великий Пост, когда мы воздерживаемся и от определенных продуктов питания, и от гнева, и от злобы, от лишних упреков. Стараемся вести друг с другом себя смиренно, кротко. Даже если мы увидели, что кто-то что-то сделал не так, как нам кажется, надо сделать, надо все покрывать любовью, стремиться, по крайней мере, к этому. В этом наша задача как христиан. И в этом, собственно, заключается наше дело и слово. Потому что можно сколько угодно слов молитвы произносить, но если мы после молитвы сразу удобопреклонны к осуждению ближних, к какому-то злобному к ним действию, то получается, что молитва не дала никакого в нас плода.

И это, конечно, нам укор. Это, конечно, нам напоминание о том, что нам христианский свой путь, жизнь свою необходимо с особым тщанием совершать. Нам необходимо стать в полной мере живыми иконами, образом Божиим. Нам необходимо быть настолько Христовыми, чтобы люди, глядя на нас и на нашу жизнь, хотели вместе с нами прийти в храм, чтобы люди хотели быть христианами.

Поэтому, дорогие братья и сестры, помолимся Господу Богу, помолимся, поклоняясь святым и честным иконам, чтобы Господь даровал нам силы, крепость достойно нести постное бремя. Если мы что-то нарушили и что-то сделали не так, как необходимо делать православным христианам, то есть спасительное Таинство Покаяния, к которому мы можем приступить и грехи свои оставить в стороне, перед Лицом Господа Бога заявить: «Господи, я – Твой, а грехи – это мой груз, но это не я. Грехи – это то, что наросло ко мне в течение моей жизни. Я отказываюсь от них, я отрекаюсь от них, но не от Тебя, Господи, потому что Ты – мой первообраз, взирая на Который и молясь Которому я и свой образ пытаюсь устроить достойно». Аминь.

 

Оставить свой комментарий

*

code