Последнее обновление: 22 ноября 2017 в 00:11
Подпишитесь на RSS:

Слово Патриарха. Неделя мытаря и фарисея.

4 февраля 2015

Патриарх12

 

Освящать людей Божественной благодатью

Когда Церковь молчит по тем проблемам и темам, которые реально беспокоят людей, очень многие воспринимают это как некое безразличие к жизни людей, к их проблемам, а иногда даже к их боли. Поэтому наша совместная работа имеет прямую связь с миссией Церкви, с осуществлением Церковью самого важного, к чему Ее призвал Господь — идти учить, крестить, освящать людей Божественной благодатью.

 

Причастие — основа церковной жизни

Причастие — основа церковной жизни, жизни каждой ее епархии, каждого ее прихода. И от того, как каждый переживает Таинство Евхаристии, зависит духовное здоровье личности и всего православного сообщества. Соединяясь во Христе в общины, все мы — архиереи, священники, диаконы, монашествующие и миряне — свидетельствуем свое намерение стать сынами и дщерями Божиими, наследниками Вечного Царства. Значимость величайшего Таинства таинств обусловила и особую судьбу документа, описывающего порядок приобщения членов Церкви Тела и Крови Христовым, дисциплину подготовки к Причастию.

Укрепить соборные начала в Церкви

В 30 тысячах приходах, в почти трехстах епархиях Московского Патриархата сформировались различные традиции подготовки к Причастию, различные подходы к решению вопроса о частоте принятия Святых Христовых Тайн, и мы не можем игнорировать одни традиции, отдавая предпочтение другим.

А если существуют различные традиции, особенно, если одна исключает другую, то это источник постоянного внутреннего напряжения. Потому что представители той или иной традиции в лице священников, духовников, хотят того или не хотят, утверждая абсолютную значимость своего собственного опыта, исключают опыт других. Не просто ставят его под сомнение, а входят с ним в противоречие, считая, что их практика самая правильная. В жизни все это приводит к тому, например, что человек, который привык постоянно причащаться в одном приходе, а потом в силу каких-то обстоятельств — командировка, отдых, иные обстоятельства — уезжает в другое место, приходит в другой храм и там сталкивается с другими требованиями, либо более суровыми, либо более мягкими. Это порождает недоумение. В некоторых случаях происходит сужение общецерковного горизонта до своего прихода, а авторитетом становится только один человек. Вот так у нас появляются неформальные лидеры в Церкви, которые иногда, укореняясь в сознании своего лидерства, бросают вызов всем соборному разуму Церкви.

Наша работа направлена на то, чтобы исправить эту ситуацию. В каких-то случаях нужно употреблять, в том числе, и канонические прещения. У нас есть такие случаи, когда вдруг священник превращается в гуру, высочайший абсолютный авторитет, исключающий все другие авторитеты. Но ведь в большинстве случаев для этого нет никаких оснований, а само формирование этой изолированности церковной жизни уходит корнями в советское прошлое, когда вообще не было никакого соборного процесса, когда даже общения между приходами не было, а иногда архиерей был даже лишен возможности эти приходы посещать. Проблемы накапливались на протяжении десятилетий. Поэтому мы очень вдумчиво должны сегодня подойти к тому документу, который, в случае его принятия и благополучного осуществления в жизни Церкви, поможет нам выйти из этого непростого положения, а значит — укрепит соборные начала в Церкви, укрепит церковное единство и поможет нашему благочестивому верующему народу укрепляться в вере и благочестии без смущения.

Из слова на открытии пленума

Межсоборного присутствия 29 января 2015 г.

 

Гордый человек всегда самоуверен

Когда мы говорим о церковном служении, и особенно о том служении, на уровне которого принимаются решения, касающиеся человеческих судеб, касающиеся очень многих людей, тогда особенно нужна способность тех, кто принимает эти решения, к самокритичному взгляду на самих себя. Потому что самоуверенность так же опасна, как и неуверенность.

Гордый человек всегда самоуверен, через самоуверенность и проявляется его гордыня. А слабый человек, даже, может быть, и гордый, он неуверен, он боится ошибиться, чтобы обстоятельства и последствия его ошибки не нанесли урон его гордыне. Поэтому смирение людей, принимающих решения, касающиеся других, есть непременное условие достойного служения. И это в первую очередь относится к Патриарху. И потому вслед за мытарем взываю к Господу: Боже, милостив буди мне грешному.

У Священноначалия особый труд

У каждого эти труды свои. У Священноначалия это особый труд — делать так, чтобы не было средостений между человеком и Божественной благодатью, чтобы никто никогда на Страшном Суде не сказал: Господи, я не увидел Тебя, я не понял Тебя, потому что я не был научен, потому что я не видел добрых примеров и потому что священник, который был моим духовным отцом, не помог мне.

Мы должны все делать для того, чтобы человеческий фактор церковной жизни, который связан с решением богословских, научных, административных и прочих трудов всегда способствовал усвоению людьми евангельских истин и открытию сердец навстречу благодати Божией.

 

Церковь не может быть в гетто

Недавно я прочитал высказывание одного человека: их всех надо загнать за церковные ворота, да так загнать, чтобы никогда больше не предпринимали попыток выйти за эти ворота. Но ведь Церковь не может так существовать, Церковь не может быть в гетто, потому что Сам Господь сказал: Идите, научите все народы (Мф. 28:19). И этот призыв Спасителя, эта заповедь реализуется в каждой конкретной исторической ситуации по-своему, а сегодня, в том числе — через плодотворный диалог, о котором я только что сказал.

В этом диалоге нет доминирующей стороны. Глубочайшей ошибкой было бы считать, что либо государство подчиняет Церковь, либо, что еще более нелепо, Церковь настолько проникает в государство, что оно теряет свой светский характер. Все это ― наветы тех людей, которые не согласны со словами Спасителя идите и научите все народы.

Если сегодня развиваются по-доброму отношения между Церковью и государством, и не только в России, но на каноническом пространстве Московского Патриархата, то происходит это не потому что Церковь обретает какие-то рычаги воздействия на власть и на государство, а потому что среди людей государственных, общественно значимых на порядок увеличилось количество людей православных и церковных.

Вот и ответ на вопрос — сращивается Церковь с государством или нет. Конечно же, не сращивается: невозможно срастить абсолютно разноприродные явления. Но если в государстве все больше и больше верующих людей, то это означает, что и слово Церкви усваивается сердцами верующих, и христианское начало проникает в жизнь общества.

Будем стараться идти по этому пути со смирением, действительно не желая никакой власти, неся в необходимых случаях и поношения, неся по-христиански, без злобы, со спокойствием и уверенностью в правоте того дела, которое мы совершаем. Пусть Господь всем нам поможет и укрепит нас.

Из слова по окончании Литургии 1 февраля 2015 года,

в шестую годовщину интронизации,

в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

2 февраля 2015 года

Источник: http://www.pravoslavie.ru/put/76973.htm

Оставить свой комментарий

*

code