Последнее обновление: 25 сентября 2017 в 21:24
Подпишитесь на RSS:

Творческий вечер игумена Силуана (Туманова) прошел в Феодоровском соборе

17 февраля 2016

Вечер Силуан3В верхнем храме Феодоровского собора 12 февраля состоялся творческий вечер-презентация игумена Силуана (Туманова) «Иже херувимы…».

Игумен Силуан (Туманов) — современный церковный композитор, автор множества переложений и гармонизаций древних распевов, а также оригинальных произведений, исполняемых за богослужениями во многих православных храмах.

Темой вечера стали херувимские песни в гармонизации или авторства отца Силуана. Недавно вышел одноименный вечеру тройной альбом, в котором представлены все херувимские песни — всего их сорок.

Диски были записаны мужским квартетом в составе Александра Бордака (1-й тенор), Саввы Егорова (2-й тенор), Олега Казакова (баритон) и Михаила Захарчевного (бас), регент — Савва Егоров.Вечер Силуан

Перед началом встречи с кратким словом к собравшимся обратился настоятель Феодоровского собора протоиерей Александр Сорокин, отметив, что слова «иже херувимы» хорошо знакомы даже людям, далеким от Церкви. Отец Александр напомнил, что отец Силуан стал клириком Санкт-Петербургской епархии два года назад и что он стал известен как церковный композитор гораздо раньше, чем как священнослужитель.

«Неоднократно я выступал здесь и что-то рассказывал, — взяв слово, сказал отец Силуан, — но впервые приходится рассказывать о себе самом. Почему появилась эта музыка? Вроде всё давно уже написано и спето. Но ведь и книг очень много, при этом в каждом поколении рождаются писатели и пишут. Думаю, новое появляется для того, чтобы изложить вечные истины современным, близким для ныне живущих людей языком».

Отец Силуан рассказал, что в юности никогда не думал, что будет сочинять музыку, и специального музыкального образования у него нет, есть лишь шесть классов музыкальной студии в Подмосковье. Но во время обучения в Московской духовной семинарии его назначили регентом, поскольку хоть какое-то музыкальное образование у него было. «И в один прекрасный день мы поняли, что все известные песнопения уже перепели. Мои соученики стали просить меня найти что-то еще, и я добросовестно пошел в библиотеку МДА и стал изучать ноты. И вижу: это мы не споем, а это чересчур просто для нас. Стал пытаться что-то написать сам, показал нашему педагогу Сергею Зосимовичу Трубачеву, впоследствии диакону Сергию, родственнику отца Павла Флоренского. Он сделал ряд замечаний, некоторые я сразу принял, по поводу других стал объяснять, почему хочу сделать так, а не иначе… В общем, в результате решил, что раз такой мэтр мне не посоветовал заняться в жизни чем-нибудь другим, то можно и продолжать».Вечер Силуан1

По мысли отца Силуана, главное в сочинении церковной, богослужебной музыки — попытка услышать Слово, а не полагаться на вдохновение, хотя признался, что несколько раз мелодии приходили к нему во сне: «Церковное песнопение — прежде всего текст. Хор, в идеале, должен петь не сам по себе, а от имени всех нас, и если молящиеся так и ощущают, то эта музыка — церковная. Богослужебная музыка не должна передавать чувства и настроения композитора — это, наоборот, отвлекает от молитвы. Далеко не всегда у меня получается соответствовать этим высоким требованиям».

Тем не менее, произведения отца Силуана исполняют на всех континентах, кроме, пожалуй, Антарктиды. Ему часто сообщают, что его произведения звучат за богослужениями в разных городах и странах. Иногда музыку ему заказывают — так, для Парижской семинарии он написал тропарь Рождества Христова на французском языке. Но, пожалуй, больше всего отца Силуана обрадовало, когда во время паломнической поездки на Святую гору Афон он обнаружил ксерокопию своих нот в одном из афонских монастырей, причем в том монастыре и не поняли, что разговаривают с автором.

Дело в том, что еще со времен семинарии отец Силуан подписывает свои ноты лишь инициалами: «Когда впервые принес сочиненную мною музыку, мои певчие сказали: «Твое? Ну-у-у, вот здесь высоковато, а здесь мелодия какая-то не такая, переделать бы…» И тогда я решил на следующих нотах написать только «А. Т.» (Александр Туманов. — Прим. ред.) Соученики мои решили, что это какие-то старинные анонимные ноты, и больше не просили ничего переделать».

Впоследствии он узнал, что подписанные инициалами ноты попали и к Дивне Любоевич, и на подворье Оптиной пустыни, и на Валаамское подворье…

Отец Силуан предложил вниманию слушателей аудиозаписи некоторых Херувимских. Образцами для многих стали древние распевы — византийские, болгарские, сербские. «Вы спросите — зачем переделывать, почему не взять целиком? Дело в том, что у людей Средневековья и у нас различные подходы к музыке, наше ухо все же привыкло к западноевропейской традиции. Аутентичные византийские песнопения зачастую кажутся нам затянутыми и даже неблагозвучными. Поэтому приходится адаптировать — это род «молочной пищи» для людей с современными европейскими вкусами. Надо сказать, что на клиросе такая музыка прижилась».

Многие Херувимские отца Силуана имеют не только номера, но и названия, указывая на источник, на основе которого были созданы: «Старо-Симоновская», «Староболгарская», «Русская», «Отеческая» — по мотивам афонских песнопений… Есть и «Макаровская» — в честь Иоанно-Богословского Макаровского мужского монастыря в Саранске, где отец Силуан был пострижен в монашество тогдашним епископом (впоследствии — митрополитом) Саранским и Мордовским Варсонофием, ныне — митрополитом Санкт-Петербургскоим и Ладожским. Последняя в альбоме, сороковая по счету Херувимская создана уже в Санкт-Петербурге, на основе старинных сербских песнопений.Вечер Силуан2

В завершение встречи отец Силуан ответил на вопросы слушателей. Протоиерей Александр Сорокин спросил, какую из написанных им Херувимских отец Силуан выделяет, какая самая любимая. Подумав, он ответил: «Под «Староболгарскую» сам служил бы с удовольствием. Дело в том, что оценить песнопения по-настоящему можно, только если они сопровождают Литургию, а далеко не всё из написанного мною использовалось в богослужебной практике. Некоторые песнопения я впервые услышал в исполнении хора только при записи диска, а до этого они звучали лишь на инструменте и в голове… Дорога мне 31-я, я посвятил ее памяти диакона Сергия Трубачева, «Русская» получилась, на мой взгляд, церковной».

На вопрос, какие из авторских Херувимских отец Силуан считает наиболее выдающимися, он назвал песнопения авторства диакона Сергия Трубачева, монахини Иулиании (Денисовой), Василия Калинникова, «Старо-Симоновскую» Александра Кастальского, «Софрониевскую» Павла Чеснокова. На вопрос о вообще наиболее чтимых им церковных композиторах отец Силуан назвал Павла Чеснокова, Александра Кастальского, Степана Смоленского, из современных — митрополита Илариона (Алфеева), покойного архимандрита Матфея (Мормыля). А на вопрос, когда появится 41-я Херувимская и от чего это зависит, композитор сказал, что точно ответить не может — скорее всего, это произойдет, если попросит какой-нибудь коллектив.

Отец Силуан особо поблагодарил дизайнера Елену Блинову, сотрудницу редакции журнала «Вода живая», за «прекрасный, благоговейный, содержательный дизайн дисков». Выразил он также благодарность своей маме, иконописцу Нине Алексеевне Тумановой, и предложил послушать свое сочинение, посвященное ей, — 136-й псалом «На реках Вавилонских».

Игумен Силуан (Александр Туманов) родился в 1971 году в Мытищах Московской области. С 1983-го по 1989 годы обучался в музыкальной студии при Челюскинском ДК (Пушкинский район Московской области). 31 марта 1997 года епископом Саранским и Мордовским Варсонофием пострижен в мантию с именем Силуан в честь преподобного Силуана Афонского и назначен на должность пресс-секретаря Саранского епархиального управления, проректора, преподавателя и регента мужского хора Саранского духовного училища. 6 апреля того же года владыкой Варсонофием был рукоположен в сан иеродиакона, а 7 апреля — в сан иеромонаха. 29 января 2001 года возведен в сан игумена. С апреля 2014 года — клирик Санкт-Петербургской епархии, председатель епархиального издательского совета, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Шуваловском парке.

Херувимская песнь поется на Литургии во время Великого входа. Составлена и введена в употребление в VI веке в Византии. «Иже Херувимы тайно образующе, и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. — Яко да Царя всех подымем, Ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа».

ИА «Вода живая»,
12.02.16

 

Оставить свой комментарий

*

code