Последнее обновление: 10 ноября 2017 в 12:49
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). О Всенощном бдении. Часть 1-я. Жизнь храма.

11 декабря 2014

 

Силуан 7

Жизнь храма – полная загадка для людей, редко в нём появляющихся.

То колокол зазвонит, мешая думать о светлом будущем. То вдруг на Пасху пойдут вокруг храма с пением чего-то люди в необычных одеждах, держа в руках необычные предметы. То зимой потянутся люди с бидонами за Святой водой.

Здесь всегда больше вопросов, чем ответов.

Зачем уходит туда бабушка по утрам в воскресенье и по субботам вечером? Что такое богослужение? Зачем оно, если все самое главное для «обычного человека» — свечи, иконочки для автомобиля, серебряные крестики и красивые кулончики для девушек с изображениями каких-то людей, охраняющих нас от всяких бед — продаются у входа в храм?

Нет, понятно, надо ребенка принести в храм окрестить, повенчаться, стариков отпеть. А то и не стариков. Жизнь-то сейчас такая, сложная. И стоишь в храме, думаешь: «Неплохо тут. Что-то во всём этом есть. Надо еще как-нибудь зайти». Но когда? Работа, семья, дела… времени совсем нет.

Да и непонятно, когда приходить и зачем? Сколько раз заходили днем — постояли,свечи поставили. Тихо, людей нет. Говорят, утром какая-то литургия была, а вечером будет всенощная. Ничего эти слова не говорят… Постоишь, о чем-то своем подумаешь, помолишься — мы же православные, крещеные! На душе полегчает и идешь дальше.

Но разве для этой тишины построен храм?

***

Единственный смысл православного храма – это место молитвы православных христиан. И даже более того, определенной, особой молитвы – благодарственной. Конечно, в храме и просят, и каются, и прославляют Бога. Но главное именно благодарность, благодарение.

Благодарение по-гречески «евхаристия». Так мы называем самое главное, что есть в жизни крещеного христианина —Таинство Причащения, происходящее на литургии. Сейчас нетрудно найти любую информацию о литургии — главном богослужении, совершаемом в храме. Христианин готовится к нему целый день, который по древней библейской традиции начинается не с полуночи, а с вечера предыдущего дня.

Вот именно поэтому те, кто желают в воскресенье причаститься и прославить Воскресшего Христа на литургии, уже вечером в субботу приходят в храм на особое богослужение — Всенощное бдение.

Вы входите в храм и оказываетесь в другом временнОм измерении, в другой традиции, в другом символическом поле. Здесь всё не случайно, всё имеет некий смысл. «Недавними» здесь называются обычаи многовековой давности, а уж если говорится «древний», то это вообще о первых веках первого тысячелетия от Рождества Христова. Но всё это не производит впечатление чего-то дремучего и ненужного сегодня. Здесь свет, здесь призыв, здесь тайна и предвосхищение большей Тайны. И эта тайна — о чем-то очень важном для нас. Важном здесь и сейчас.

***

Обычное воскресное Всенощное бдение совершается в субботу вечером. Минут за 15 начинается равномерный удар в один колокол, а потом слышен праздничный звон колоколов. Так всех христиан созывают на богослужение с окрестных домов. И то, что сегодня прихожане зачастую живут на расстоянии многих километров от храма, конечно, неважно.

Пришедшие пораньше радуются звукам колоколов, входят в храм, встают по своим местам.

А что за своё место может быть у прихожанина? Подписанных и пронумерованных участков пола в православных храмах не существует. Есть, правда, старушки, которые надежно «оккупировали» тот или иной угол храма или место перед чтимой иконой, и ревниво не пускают на эту территорию посторонних. Но к этому относятся как к милому чудачеству и, в случае, если «хозяйка» придет и начнет ворчать, просто встают в другом месте.

Если Вы придете к назначенному времени богослужения (а лучше – минут на 10 – 15 пораньше, потому что в некоторых храмах пунктуальность – понятие относительное), то входите, креститесь, целуете икону на аналое (столике с покатой крышкой) посередине храма, еще раз креститесь, кланяетесь направо и налево и становитесь на свободное место. Эти поклоны – отголоски монашеских традиций, их можно и не делать. Они напоминают о древних монашеских корнях современного богослужения, настраивают на важность предстоящего события и позволяют выразить почтение к пришедшим в храм раньше Вас.

Если же Вы опоздали (что совсем не редкость в наше насыщенное пробками и проблемами время), то наоборот не стоит, расталкивая всех, идти, целовать и кланяться. Пришли, перекрестились у входа и встали где есть свободное место.

Традиционно мужчины становятся с правой стороны храмового пространства, кому где удобно, а женщины – слева. В годы атеистических гонений мужчины ходили в храмы настолько редко, что это правило мало где жестко соблюдается. Но помнить об этом полезно.

Итак, Вы вошли в храм. Встали. Перед Вами, если Вы встали правильно, иконостас – стена, украшенная иконами. В ней по центру есть двустворчатые двери, тоже украшенные иконами. Это Царские или Великие врата. В начале Всенощного бдения они открываются. Становится виден алтарь. Слышится позвякивание кадильницы – это священник кадит (окуривает благовонным дымом ладана) — алтарь, ничего не говоря. Перед ним идет диакон со свечей.

Это действие при всей своей простоте является одним из самых глубоких и многозначительных моментов православного вечернего богослужения и напоминает нам о тайне сотворения мира, скрытой от человеческих глаз и понимания.

После молчаливого каждения выходит из Царских врат диакон и, глядя на нас, произносит весьма странное слово: «Востаните!» Ну, понятно, конечно, что нас призывают не восстание совершить, а просто встать. Но зачем? Мы ведь и так стоим, а не сидим! Вон, баба Клава старенькая, она на лавочке сидит. А все остальные-то стоят!

Дело в том, что в древних монастырях монахи, как и сегодня на Святой Горе Афон, перед началом богослужения (и еще в некоторые моменты) сидели на специальных креслах (не особо удобных, кстати) — стасидиях. Стулья стоят и в современных храмах греческой традиции, а не только у католиков и протестантов.

А почему в русских храмах не так? Понятно ведь, что не из-за греховности или невозможности сидеть на стуле во время службы, иначе и в других православных Церквях этого не было бы. Одно из объяснений такое. На Руси храмы всегда были переполнены народом. А попробуйте поставить стулья, если и для стоящих места маловато?

Итак, началась вечерня. Погодите, — скажете Вы. Это же не вечерня, а Всенощное бдение! И все будут правы. Потому что Всенощное Бдение состоит из трех богослужений: Великой (то есть особо торжественной) вечерни, утрени и Первого часа.

Священник произносит возглас, то есть громко, вслух прославяет Святую Троицу: «Слава святей, и Единосущней, и Животворящей, и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно, и во веки веков».

На этих словах священник кадильницей в воздухе перед престолом (а это в глубине алтаря стол для самых священных и таинственных действий) чертит знак креста, показывая, что через Распятие Иисуса Христа христиане узнали о тайне Святой Троицы – Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святого.

Затем священник выходит из алтаря и кадит весь храм, а хор поет 103-й, «предначинательный» псалом «Благослови, душе моя, Господа!». Этот псалом выбран в качестве начала вечерни, потому что напоминает о шести днях творения, которое, согласно Библии (Книга Бытия 1глава), началось вечером. На практике поются только некоторые стихи из него. А жаль. Хотя, конечно, это сильно сокращает длительность богослужения.

Текст: http://days.pravoslavie.ru/Bible/B_ps103.htm

Псалом этот приписывается авторству самого библейского царя Давида и является гимном, посвященном сотворенной Богом вселенной –видимого и невидимого мира. Описание природы в псалме сделано поэтично и сильно в художественном отношении. Этот древний текст вдохновлял христианских поэтов разных времен и народов. Известно его стихотворное переложение, принадлежащее Ломоносову. Его мотивы звучат в оде «Бог» Державина и в «Прологе на небесах» Гёте. Этот псалом выражает восхищение человека, созерцающего красоту сотворенного Богом мира.

Торжественное пение хора, приятный запах ладана, величавые действия священнослужителей – всё это напоминает о безбедной жизни первых людей в Раю, на самой заре истории человечества.

А затем священник заходит в алтарь, врата закрываются, гаснет паникадило (люстра в центре храма), хор смолкает.

И тут мы вспоминаем о грехопадении первых людей. И о нашем личном грехопадении.

Оставить свой комментарий

*

code