Последнее обновление: 20 ноября 2017 в 20:42
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). Что мне делать в храме?

25 октября 2014

МирянеЧто мне делать в храме?

«Мирянину у нас нечего делать в церковном Богослужении; он должен только слушать и молиться, во всем остальном без него обойдутся… Вот он в субботний вечер пришел ко всенощной. Умилился, молится. Но вдруг на клиросе заорали и завизжали какую-то незнакомую композицию: очень досадно, зачем они это?.. Или начинается нудное «вычитывание» псалмов, канона. И вот он томится, переминается с ноги на ногу, скучает, размышляет о постороннем; уж не пойти ли домой?..»
                                                                                                                                                                          Священник Сергий Желудков

 

Месяца три назад появилась хорошая статья, написанная неравнодушным мирянином, искренне верующим публицистом Андреем Зайцевым «Что делать мирянину на литургии?».

Можно было бы принять её за частное мнение автора, но, регулярно беседуя с людьми в храме, вроде бы давно воцерковленными, я вижу, что понимание необходимости храма и молитвы, своего места в Церкви, весьма расплывчатое. Люди все острее переживают свою «случайность» в храме Божием, невовлеченность в богослужение.

«Все это хорошо знаю по себе», — рассказывает одна моя знакомая, прочитав эту статью. «И «просто так» стояла, и у подсвечника, и сейчас какое-то время на клиросе пою… Однако стоит попасть в другой храм на богослужение, и опять та же проблема. Что касается скамеек, то это тема вообще отдельная — на них сидят только «избранные» бабульки, которые очень неохотно пускают посидеть других бабулек, не говоря уж о людях среднего возраста или тем более молодежи, которая просто стоять не умеет. Кстати, знаю много бабушек, которые из-за этого в храм и не ходят — стоять не могут, а сидеть негде…»

А добавьте к этому и невразумительное чтение-пение, сложность восприятия церковно-славянского языка, и многое другое, о чем не раз уже говорили.

Как решить эту проблему?

Ответ на этот вопрос и прост и сложен одновременно. Для того чтобы на богослужении не было скучно, надо любить Бога настолько, чтобы все богослужение выходило из собственного сердца, как непрестанная песнь хвалы и благодарения.

Но это – теория. И, конечно, любовь к Богу – это прекрасно. Но люди, которые только что вошли в храм, скорее всего, движутся менее возвышенными целями…

Подавляющее большинство наших прихожан – не профессора филологии ли богословия, а необразованные люди. Кого-то привели в церковь страшные или странные сны. Кого-то бесовские страхования или чудесное спасение от опасностей. Кого-то жизненные трудности, болезни и лишения. У кого-то просто чешется совесть и лишь в храме становится легче.

И они не разбираются в тонкостях церковного этикета или учения, не понимают церковно-славянский язык, и книжки почти не читают (или совсем не те читают), и стульчики им какие-то подавай, и вести себя не умеют, и вообще, не такие они, какие должны быть в возвышенной теории! Любовь к богослужению в таком случае часто становится любовью к своим ощущениям и эмоциям в ходе службы. Приятно поют, приятно пахнет, душе легче. Почему? Что именно поют? Да какая разница! Ведь мы же не знаем принципа действия лекарственного средства, но всё равно помогает!

Но есть одно неприятное НО: Церковь не для этого создана. Вернее, не только для этого. Все тексты, которые поются и читаются, учат нас великой науке жить в мире с Богом и людьми. Поэтому Церковь не только больница, но и великая школа. И помнить только об одном и забывать другое – значит пренебрегать Словом Божиим, пренебрегать Богом, сказавшим «научите все народы» (Мф. 28, 19-20).

Поэтому жутковатыми выглядят советы молиться параллельно службе: читать особые молитвы, Евангелие, акафисты, Иисусову молитву. Если молиться в храме параллельно, не вникая умом в текст богослужения, зачем вообще в храме собираться? Это же общая молитва, а не повод посидеть и побубнить каждый своё.

Часто в защиту чтения своих молитв на литургии приводятся аргументы из разряда «святые отцы советуют». При этом полностью игнорируется, кто именно из святых сказал, при обращении к кому и при каких обстоятельствах.

Например, часто ссылаются на преподобного Серафима Саровского или Оптинских старцев, которые в особо длительные и невнятные моменты богослужения советуют читать Иисусову молитву. Но если взглянем на совет святых в контексте, то обнаружим, что этот совет обращен не к мирянам, а исключительно к монахам.

Святитель Игнатий Брянчанинов цитирует слова прп. Серафима так: «новоначальный с особенным удобством приучается к молитве Иисусовой на продолжительных монастырских молитвословиях. Присутствуя на них, к чему бесплодно и душевредно скитаться мыслями повсюду? А этого невозможно избежать, если ум не будет привязан к чему-либо. Займись молитвою Иисусовою: она удержит ум от скитания; ты сделаешься гораздо сосредоточеннее, глубже; гораздо лучше будешь внимать чтению и песнопениям церковным, вместе неприметным образом и постепенно обучишься умной молитве» (Свт. Игнатий. Аскетические опыты).

То есть задача чтения молитвы монахом не в том, чтобы не скучать на службе и «убить время», а наоборот, чтобы быть во внимании к чтению и пению в храме. О том же говорит и преподобный Варсонофий Оптинский, объясняя, как такое возможно: «Каждый учит по своему личному жизненному опыту. … Одно приличествует новоначальному, другое – уже приобретшему внутреннюю молитву. Имеющему внутреннюю молитву, она также свойственна и естественна, как и дыхание. Что бы он ни делал, молитва у него идет самодвижно. Так и за службой в церкви молитва у него идет, хотя он в то же время слушает, что поют и читают. … Но этого мы не имеем. … Наши мысли не имеют еще сосредоточенности… А поэтому мы за службой, если будем творить молитву, будем плохо слушать, что читают и поют, да и в самой молитве будем окрадываться рассеянностью, и выйдет, что ни к тому, ни к другому не пристали: ничего не выйдет…» (Из Дневника преп. Никона)

Само богослужение должно быть для нас источником знаний о Боге и о Церкви. Требовать дополнительных чтений и изучений от прихожан, измученных домашними и рабочими хлопотами, можно лишь тогда, когда мы готовы сами принять в этом участие. Требовать изучать языки и помногу читать дома Евангелие и Псалтырь тоже надо с умом. Очевидно, что постоянное чтение непонятных слов делает их привычными, но такими же непонятными.

Думаю, важно не торопиться обвинять в невежестве людей и требовать от них того, к чему мы сами идем долгие годы. Они такие, какие есть, и обвинения не сделают их лучше.

Часто наши церковные советы растерянным прихожанам напоминают слова, приписываемые французской королеве Марии-Антуанетте, которая на сообщение о том, что крестьяне голодают, ответила: «нет хлеба? Так пусть едят пирожные!» Если мы научились обходить или решать какую-либо проблему сами – слава Богу! Но не стоит забывать о тысячах других людей, которых некому наставить и научить.

Хотя, почему некому? Это может сделать каждый из нас, если мы перестанем видеть в стоящих в храме невежественную толпу, а увидим братьев и сестер, друзей Христовых, Которых Господь позвал к Себе, чтобы разделить с нами Его Святую Трапезу.

Источник: http://pravoslavie.fm/articles/524

Оставить свой комментарий

*

code