Последнее обновление: 10 ноября 2017 в 12:49
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). Прповедь на Литургии 24 сентября 2015 года в день памяти прп. Силуана Афонского

9 ноября 2015

Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Силуан 1

«Какого взросления?» — спросите вы. «Мы все люди взрослые, у многих дети и внуки! Уже успели многое в жизни понять и во многом разочароваться, многое пережить. Это не актуально для нас!».
Действительно, какое же именно взросление имеется здесь в виду?
Конечно апостол Павел, небесный покровитель нашего храма, имеет в виду взросление духовное. Он говорит, что пока мы пребываем в рабстве греху, мы являемся младенцами в вере. И нам необходимо еще вырасти в меру возраста Христова.
Впрочем, сразу не вполне ясно, что это значит. Христов возраст – это 33 года. Но многие уже перешагнули этот рубеж! Что значит быть «младенцем в вере»?
Это значит «колебаться и увлекаться всяким ветром учения, по лукавству людей, по хитрому искусству обольщения».
Причем, в отличие от телесного младенчества, в духовное можно впадать многократно. Иногда мы утверждаемся в вере, взрослеем, а потом опять расслабляемся, приходит в нашу жизнь суета, и снова наступает безответственное «младенчество».
Что же необходимо, чтобы взрослеть во Христе? Хранить единство в любви.
Для созидания Церкви – Тела Христова Господь дал людям разные служения – пророков, благовестников, пастырей, учителей. Их задача – помогать людям стремиться к святости, «и́стинствуя в любви», то есть истинно пребывая в любви.
Апостол Павел, говоря о лжеучениях, сбивающих с толку христиан, употребляет греческий термин кубе́а, то есть мастерство при игре в кости, жульничество. И мы сегодня много слышим лукавых аргументов, призванных подорвать нашу веру в Церковь, подорвать доверие к служителям, к святыням.
Апостол подчеркивает, что Тело Христово эффектно функционирует, то есть способствует духовному взрослению каждого из нас, когда каждый из нас согласовывает свои действия с Богом подобно тому, как каждый член здорового тела подчиняется уму.
То есть если мы поражены лукавыми лжеучениями, то и Тело Христово функционирует не настолько эффективно, как должно бы было. И на нас этот грех.
Лукавых лжеучений сегодня много. Помимо откровенных ересей и нечестия сегодня возрождается язычество, вера в гороскопы, гадания, умножаются попытки узнать своё будущее, свою судьбу.
Надо ли уточнять, насколько всё это бессмысленно и греховно? Насколько всё это делает нас негодными членами Тела Христова, мешая нам в полной мере возрастать во Христе?
«Посему я говорю и заклинаю Господом, — продолжает апостол, — чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их. Они, дойдя до бесчувствия, предались распутству так, что делают всякую нечистоту с ненасытимостью».
Вот в этом опасность возрождения язычества. Не в проповеди радости и удовольствий, как пытаются представить современные поборники возрождения язычества, а в помрачении органа нравственного сознания, потери ясного видения цели жизни.
Интересно, что апостол Павел, говоря об ожесточении сердца, употребил греческое слово по́росис. Оно происходит от слова, первоначально означавшего камень более жесткий, чем мрамор. А впоследствии в медицине этим же термином стали обозначать подагрические отложения солей в суставах, костную мозоль и прочие окаменения, мешающие организму нормально действовать, двигаться и чувствовать.
И апостол Павел предупреждает, что язычество приводит к такому же бесчувствию, окаменению сердца. Человек уже подчас искренне не видит, где грех, а где добродетель. Он в заблуждении абсолютном.
Грех ожесточает людей, делает нас неспособными к трезвой самооценке. Сначала человек смотрит на грех с ужасом, сердце его сжимается в раскаянии. Но если он продолжает грешить, если в основу жизни кладется не служение Христу, а та или иная форма язычества, то наступает время, когда он способен совершать самые постыдные дела, вовсе ничего не чувствуя. Сознание его очерствело, сердце ожесточается. Он не понимает, когда ему говорят о грехе: «Ну ведь все так делают! Это же обычное дело! Я ничем не хуже остальных!» — часто говорим мы, забывая о том, что это первый признак нравственной черствости.
Когда апостол Павел говорит о распутстве, он употребляет интересное греческое слово аселги́а. Древний философ Платон определял это слово как «бесстыдство», или «готовность к любому наслаждению», а святитель Василий Великий определил это слово как «состояние души, неспособной подчиняться дисциплине».
Человек, поражённый таким распутством, настолько не видит уродства греха, что уже не скрывает его от общества, теряет всякое чувство приличия и стыда. Его уже не интересует общественное мнение, его заботит только одно: как удовлетворить свои желания.
И мы с вами часто видим, как охваченные пороком блуда или пьянства не стесняются своего порока перед другими людьми.
Именно от этого состояния души предостерегает нас апостол Павел.
Человек без Христа грешит с ненасытимостью. Ненасытимость, плеонекси́а, это слово, которым греки определяли «надменную алчность, отвратительную любовь к обладанию», «противозаконное желание вещей, принадлежащих другим».
Мы многим обладаем. Имуществом, интеллектуальным богатством. Но здесь речь идет о желании выгнать Бога из того, чем мы обладаем. О желании обладать чем-то только и исключительно ради удовлетворения своей похоти.
Человек, который стремится к такому обладанию, легко готов пожертвовать интересами других людей, готов легко их предать, готов к клевете, к воровству, к стремлению опорочить ближних.
Итак, мы видим, что в язычестве апостол Павел видит три большие опасности. Сердца людей настолько ожесточены, что они даже не сознают, что грешат; что люди настолько попадают под власть зла, что теряют всякий стыд; и что они настолько стали рабами своих желаний, что не заботятся ни о том, что свою жизнь разрушают, разрушают чужие жизни, лишь бы только они могли удовлетворить свои желания.
Например, мы с вами часто видим в этом лукавом мире, как сходятся мужчина и женщина, живут так называемым гражданским браком. Сначала весь мир должен быть свидетелем их страсти. Но в какой-то момент у них пропадают прежние чувства, они бросают друг друга. Число разводов сегодня чудовищное! Языческое желание обладать проходит, а любви-то, оказывается, и не было. А без любви никакой духовно крепкий союз между людьми невозможен.
Поэтому апостол и предостерегает о вреде язычества, которое выгоняет из души любовь, оставляя лишь похоть и расчетливые, потребительские отношения.
Приходя в храм, мы тоже часто желаем быть потребителями совершенства. Нам хочется, чтобы вокруг нас всё было прекрасно, чтобы люди вокруг нас были совершенны и в полной мере следовали нравственному закону, прекрасно говорили, хорошо себя вели. Но себе мы позволяем быть не совершенными. Мы сами становимся для себя идолами.
Апостол Павел приводит нас к мысли, что язычество – это не только когда от нас требуют принести жертву идолу, истукану. Язычество – это поклонение чему бы то ни было, кроме Христа. Это важно. Поэтому и завершает он так ярко: «Отбросьте старый образ жизни, как вы сбрасываете старое платье; оденьтесь в новое; отбросьте ваши грехи и оденьтесь в праведность и святость, которые вам может дать Бог».
Но как нам одеться в святость, если в нас еще так много лжи? Как облечься в правду, если мы так немощны? Если мы не может и часа прожить, чтобы не осудить кого-то или не согрешить иным образом.
Церковь утешает нас, напоминая, что святой – это не тот, кто безгрешен, а тот, кто призван к святости. Безгрешен лишь Один Бог.
Вчитываясь в житие прославляемого сегодня святого – преподобного Силуана Афонского, видим, насколько живым был этот человек в самом широком смысле этого слова. С юности познавший и грех, и покаяние, и богооставленность, и высоты богообщения, он ощутил невозможность для себя жить в мире, где господствуют три опасности, упомянутые апостолом Павлом. Он удалился в землю, ставшую прибежищем для тысяч монахов, жаждущих выйти из рабства греху и обрести Христа. Он жаждал Бога, и это то немногое, в чем мы можем подражать ему.
Да, большинство из нас не может бросить свои семьи, послушания, работу и уехать на Святую Гору Афон, и там окончить свои дни в непрестанной молитве, посте и трудах.
Но мы можем, подражая святому Силуану, стремится искать Христа-Бога во всей своей жизни. В помышлениях, в словах, в действиях. Всегда думать: «А как к этим нашим словам или поступкам отнесется Христос?»
Мы можем молиться усердно за весь мир. Такой молитве не мешает ни наличие людей вокруг, ни транспорт, ни работа, ни что иное. Молитва Иисусова возможна во всех обстоятельствах жизни.
К этому нас призывает и апостол Павел, говоря слова, которые должны стать девизом каждого из нас: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за всё благодарите!» (1 Фес. 5: 16–18).
Наполнена такой молитвой и была жизнь преподобного Силуана. Он имел такую любовь, сострадание ко всему на земле, что молился и за нехристиан и даже о покаянии бесов.
Наша молитва должна возноситься независимо от того, уважаем мы кого-то или нет. Особенно нам надо молится за врагов и тех, кто желает нам зла, клевещет на нас, хочет использовать нас. И тем самым мы посрамляем усилия врага нашего спасения и подражаем преподобному отцу нашему Силуану.
«Держи ум твой во аде и не отчаивайся» – такой совет он получил когда-то от Господа Бога, и эти слова тоже могут стать нам помощью в духовном взрослении.
Если же мы проигнорируем его жизненный пример и слова апостола, то мы обречены на вечное детство. Обречены из года в год, приходя в храм, снова входить в первый класс духовной школы.
Конечно, Господь милует и детей, и нас – немощных, и всех зовет ко спасению. Он один видит, насколько у нас простое сердце, свободное от пустого умствования.
Но если мы желаем взросления, давайте помолимся преподобному Силуану, чтобы у нас было стремление выполнять этот совет апостола Павла и возрастать в меру возраста Христова. Было стремление воздерживаться от осуждения, стараться чаще молиться, никогда не отчаиваться и не унывать.
И благодать Божия не оставит нас, аминь!

Оставить свой комментарий

*

code