Последнее обновление: 25 сентября 2017 в 21:24
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). Проповедь в Неделю о блудном сыне 8 февраля 2015 года.

12 февраля 2015

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры!

Силуан12Святая Православная Церковь продолжает нас готовить к Великому посту и напоминает об основах христианской жизни.

В прошлую субботу мы с вами слышали в Евангелие увещевание к усердной молитве, к тому, чтобы не охладевать в постоянной молитве к Богу. В прошлое воскресенье мы с вами слышали о том, какой должна быть молитва. Она должна быть смиренной, она не должна становится поводом для самовозвеличивания, для самооправдания. А сегодня мы с вами слышим другую притчу, притчу известному, я думаю, каждому более-менее образованному человеку с юности (Лк., 79 зач., XV, 11-32). Это притча о блудном сыне, поистине входящая в культурную сокровищницу человечества.

Она близка к разуму каждого из нас, нет смысла пересказывать её подробно. Не случайно нам предлагается услышать её незадолго до начала Великого поста.

В чем ее основное значение — очевидно.

Нам необходимо покаяние, нам необходимо не отступать от Господа Бога. Под видом младшего сына из притчи, который захотел жить без отца, описывается состояние современного человечества.

Господь воспитал человека, Господь дал ему все необходимое для жизни. Но, только встав на ноги, человек захотел не просто самостоятельности, но и полной автономности от Бога. Уже не нужен человеку Бог, ему и так хорошо. А почему? Потому что ему уже хорошо со грехом, человеку приятно жить во грехе. Святые отцы подчеркивают, что состояние греховности сейчас для нас естественно, потому что повреждена наша человеческая природа. И наша задача от этого естественного состояния, к которому легко склоняется наша человеческая природа (ведь каждый из нас знает, что грех совершать легче, чем творить добродетель, на добродетель себя надо понуждать), надо прийти к вышеестественному.

Это состояние и называется покаянием. Это переход от того, что мы называем обычной жизни (как мы обычно оправдываемся? — «да все так живут, и мы так живем, все так говорят, и мы так говорим, все привыкли жить в таких грехах, и мы привыкли так жить, ничего особенного в нашей жизни нет») к жизни духовной.

Покаяние заключается в том, чтобы, в первую очередь, осознать, что мы согрешили на небо и перед Богом и недостойны уже называться сыновьями Божиими.

Мы приходим в храм не потому, что мы чище, нравственнее, лучше тех людей, которые сейчас остались в своих домах, спят после тяжелой рабочей недели или смотрят телевизор, или как-то иначе отдыхают со своими семьями или без.

Господь нас позвал, и единственная наша с вами заслуга в том, что мы откликнулись на этот зов Божий и собрались в этом святом храме. Но на этом наши заслуги и заканчиваются, а дальше начинается огромное поле для работы над собой.

И для этой работы Церковь выделяет в календарном году специальный период, он называется Великий пост. Это то время, когда мы будем ограничивать себя не только в продуктах питания, но и, что самое главное, в нечистых помышлениях, в нечистых словах, в нечистых желаниях, в нечистых действиях. Стремление к чистоте будет основным нашим попечением во время Великого поста. Уж кому как удастся, это другой вопрос. Каждый из нас сам даст ответ перед Господом Богом.

Главное — осознать свою греховность, вот в чем путь покаяния. Да, мы расточили то, что нам дал Господь. Да, мы растратили свои таланты во многом попусту. Что-то мы, скажем, исполнили, а многое другое, как говорится, зарыли в землю. Но вот теперь мы осознали, что без Бога не может быть нашей с вами полноценной жизни. Не их, не тех, кто остался там, не тех, кто ходит в другие места, не тех кто верит иначе. Наша с вами жизнь пошла не так, как нам бы с вами хотелось. Наша с вами жизнь нуждается в покаянии, и к нам, именно лично к нам, к каждому из нас обращается Господь через Евангелие. Он смотрит в сердце каждого из нас, пытается достучаться до нас, напоминает нам: «дорогие мои, не все вы исполнили, не все мы сделали, но еще есть время для покаяния!»

Да, еще есть время осознать, что наша просто жизнь, сама по себе, пусть даже и добродетельная жизнь, но без Христа, не достаточна. Она приведет к духовному голоду, и вот об этом голоде и говорится в Евангелие.

Младший сын, изголодавшись, понял, что лучше вернуться к отцу. И питаться хотя бы тем кормом, которым свиней кормят, но быть с отцом.

Также и мы с вами, пусть немножко, пусть по крупицам, будем питаться тем, что предлагает Церковь.

От нас ведь никто не требует знания глубин богословия, особенных знаний церковных уставов и канонов. Для всех нас нижний предел знаний церковной догматики ограничивается обязательным знанием Символа веры – «Верую во единого Бога Отца Вседержителя» – которую все мы единым голосом поем во время Божественной литургии, исповедуя единство нашей Православной веры. Если в этом символе хоть что-то повреждено, то и вера наша уже не Православная, и вот этого нам достаточно для знания о Церкви.

Но притча на этом не заканчивается. И очень промыслительно здесь продолжение. Мы слышим о скорби старшего сына, обидевшегося на отца за такое легкое прощение своего легкомысленного младшего брата.

Как это нам знакомо! Как нам знакомо это ощущение: «Какая несправедливость! Ну как же им-то ты даёшь, Господи, а нам — нет?!! Мы столько лет в храме, мы столько лет молимся, постимся, мы вроде бы живем жизнью благочестивой. А не успел человек с мира прийти, перекрестился, помолился, а ему Господь уже ответил. И что-то в жизни его произошло: чудесное исцеление, или какое-то благоприятное стечение обстоятельств. Мы об этом, скажем, молимся годами, а в нашей жизни не происходит этого. И зависть появляется, и даже злоба появляется, вот слышите, как жестко в Евангелие сказано о том, как старший сын разгневался на отца. Гнев появляется и в нашем сердце. «Как же им, как же может быть у них? Как же может быть столько счастья и радости у других людей? Ведь мы же хорошие, а почему у них-то?»

И вот от этого тоже предостерегает нас Церковь через Евангельское чтение. Не будем подражать старшему сыну, не будем подражать такому типу людей, которые следят лишь за успехами и неудачами других людей. Наше покаяние, наше с вами спасение должно нас беспокоить в первую очередь.

А мы ведь рвемся спасать всех кого бы то ни было, мы рвемся поехать куда-то, чтобы прекратить или наоборот продолжить какую-либо войну, мы одобряем или что-то осуждаем, мы высказываемся, как нам кажется, «компетентно», мы в сердце своем продолжаем боевые действия, вместо того, чтобы с сердца своего начать созидать мир, вместо того, чтобы в сердце своем начать примирение, но мы только волнуемся, читая новости, накручиваем себя: «Господи! да как же нам жить? да как же нам спасаться?» Но ответ прост — также, как и раньше.

Ничего не изменилось для нас с вами. Как были заповеди, так и остались, как было Евангелие, так оно и осталось. Бог и мы, вот что нам необходимо знать, вот на что нам необходимо обратить сугубое внимание.

И сейчас в дни приготовления к посту мы слушаем Евангелие, мы внимательно стоим на молитве в храме, мы стараемся почаще приходить в храм.

И в пост мы будем стараться чаще встречаться в храме. Всю первую неделю Великого поста у нас в храме совершается особое богослужение. Первые четыре дня вечером читается канон прп. Андрея Критского, в пятницу литургия Преждеосвященных Даров, в субботу и воскресенье как обычно служим. Почему так часто? Потому что пост без молитвы, без смирения, без покаяния немыслим.

Пост без молитвы становится диетой, но об этом мы будем еще подробнее говорить, когда подойдем ближе к посту, но и сейчас мы должны готовиться к тому, чтобы выкинуть из своей души лишнее. То, что мешает идти к Богу. Ложные попечения, те житейские попечения, которые отвлекают нас от молитвы и от делания добра.

Пришел человек в храм, помогите ему. Удается у другого человека что-то лучше, чем у нас, не завидуйте, порадуйтесь этому, помогите ему, если он в чем-то еще недостаточно хорош. Старайтесь помогать друг другу, «друг друга тяготы носите», радуйтесь тому, что люди каются.

А у нас наоборот часто можно услышать рассуждения: «вот в храм пришли, а там стоят эти бывшие коммунисты со свечками, «подсвечники»! Какие же они христиане?»

А мы с вами какие христиане? Если мы так скоры на осуждение, если мы так скоры на зло, то в чем наше христианство заключается? Только в том, что мы раз в месяц или, в лучшем случае, раз в неделю пришли в храм, перекрестились, постояли и ушли?

Постоянно Церковь нам напоминает: «мы вошли в храм одними, а должны выйти чистыми, должны выйти готовыми не к осуждению, а к прощению, к вниманию, к состраданию».

Это вполне реально и наше пребывание в храме не проходит впустую, если оно сопряжено с духовной работой.

Один уже почивший современный богослов сказал так: «человек, который постоянно ходит в храм и думает, что через это он уже стал христианином, напоминает человека, который регулярно заходит в курятник кормить кур, и думает, что сам стал курицей».

Ходить в храм мало. В храме надо молится, в храме надо черпать благодатную силу через причащение Святых Христовых Таин, через истинную молитву, усердную молитву. Не просто постоять, помечтать о своих сугубых заботах, делах, отвлечься умом, а вслушиваться по возможности во все, что поют наши хоры, что читают наши чтецы, что произносят священники. Это слова жизни, и если мы этого не ощущаем в полной мере, это значит только, что коркой покрыта наша душа. Той коркой, оторвать которую мы будем пытаться весь Великий пост, через которую постоянно пытается пробиться Отец наш Небесный, чтобы дождаться от нас покаяния, чтобы наконец-то мы воззвали к нему, признали свое недостоинство и вернулись.

Не стоит думать, что наши времена особенно греховны, а раньше все было духовно и замечательно.

Уже перед революцией 1917 года многие отмечали падение нравов. Святитель Феофан Затворник как-то получил письмо от одной своей духовной дочери, где та жалуется ему: «… Ехала в поезде, помолилась, перекрестилась перед едой, и надо мной смеялись в вагоне»! И это конец девятнадцатого века, и уже такие были настроения в обществе, что вера искренняя, чистая, была не очень в почете.

Эти настроения накапливались и вылились, в конце концов, в революцию 1917 года.Началась беда, великая беда, погибло множество людей, которые жили до этого момента возможно не всегда идеально, но благодать пребывала в них от постоянного посещения храма. Читая жизнеописание многих новомучеников и исповедников российских, мы видим что у них эта благодать прорвалась внезапно прямо перед смертью. Они умерли со Христом, подобно древним мученикам, которые жизнь свою провели языческим образом, но в последний момент увидели Христа, и сказали: «да, мне лучше умереть со Христом, чем жить без него!».

Подобно им и новомученики и исповедники российские, которых мы сегодня празднуем, прославляем, величаем, через страдания обрели в своей душе Христа,уже и до этого бывшего в них.

Они, подобно нам, ходили в эти же храмы до революции, что и мы, в храмы,которые до сих пор стоят в этом славном городе, и, как и мы, возможно, вели жизнь, не особо напряженную в духовном плане.

Но в час испытаний многие пострадали за Христа, приняли смерть за Него, и мы прославляем их за то, что они, подобно блудному сыну, одумались. Пусть и в результате гонений. Мы и в евангельской притче тоже видим, что внешняя причина покаяния младшего сына — это голод, который наступил в далекой стране, вот он и одумался.

Но и в нашей стране наступил духовный голод. Лютый голод любви,сострадания, милосердия, революция наступила, беда. Все худшее поднялось наверх и стало у власти. В песнопениях праздника мы слышим сравнение мучеников с рудой, которую огнем испытали, и вытек из нее драгоценный метал, а шлак остался и пропал из истории.

И мы вспоминаем их и прославляем их не за какие-то ошибки их жизни, личные или политические, которые несомненно были, потому что, как мы в каждой заупокойной молитве подчеркиваем, «…несть человека, иже жив будет, и не согрешит…». Не за ошибки, не за грехи мы их прославляем, а за то, что была у них такая решимость умереть за Христа, была у них такая решимость быть с Богом, что личные их недостатки сгорели в огне испытаний.

Мы помним с вами, что основание Церкви – это кровь мучеников, и мы с вами пережили второе крещение Руси, когда в результате этих жутких гонений наступило хотя бы у части общества, отрезвление, прозрение. Наконец-то люди поняли, что же значит быть христианином. Это не просто мораль, как в свое время нам пытался сказать Ренан, или Толстой. Это не просто быть добреньким и хорошеньким. Федор Михайлович Достоевский прекрасно показал в романе «Идиот», что значит быть просто добрым, добрым без Бога, добрым без благодати, что значит быть добреньким. Это значит погубить себя, погубить всех вокруг себя, и сойти с ума.

Это, конечно, крайность, но мы видим, что доброта без Бога для нас с вами недостаточна. Мы не вправе осудить тех добрых людей, которые совершают свое добро без Бога. Но в своей жизни, мы, обретя веру, уже не можем делать что-либо иначе, как только с именем Христовым. Поэтому мы и еду благословляем, поэтому мы и жилище свое благословляем, и машины свои благословляем, все благословляем именем Христовым. И это не пустой звук, начертание орудия смерти — креста — на всех наших вещах, на нашей жизни и на нашем имени, оно не случайно. Мы все войны Христа, мы все призваны к «Божественной страже», как поется в каноне Пасхи. Мы все призваны к стоянию на страже веры, соблюдению благочестия, и на страже достойной церковной жизни.

Помолимся, дорогие братья и сестры, святым новомученикам и исповедникам российским, чтобы они нам хоть немного, хоть кроху своей уверенности, веры, своего пламенения к Богу даровали. Даст Господь, и нам, чтобы мы прожили и закончили свою жизнь достойно со Христом. Аминь.

Оставить свой комментарий

*

code