Последнее обновление: 22 ноября 2017 в 00:11
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). Проповедь на Литургии в праздник Воздвижения, 27 сентября 2016 года

7 октября 2016

Во имя Отца, Сына и Святаго Духа!
Дорогие отцы, братия и сестры!

Вновь нам для поклонения предлагается честно́е древо Креста Господня! Вновь мы поём особые песнопения, слышим чтения, напоминающие нам о последних днях земной жизни Господа и Бога, и Спасителя нашего Иисуса Христа. Слышим о тех страданиях, которые Господь претерпел ради нашего спасения.
Это наполняет особым чувством слова апостола Павла о том, что нам необходимо распять плоть свою со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24).Силуан15
Господь ради нас позволил Себя распять и воскрес со славой. И нам необходимо свою жизнь определенным образом возложить на крест, для того, чтобы и воскреснуть вместе с Господом тоже.
Но что значит для нас распяться? Понятно, что мы далеки от тех людей, например, которые понимают такое распятие буквально. Как в Филиппине, например, где на Страстной Седмице люди реально прибивают себя гвоздями ко кресту, и так, окровавленные, идут крестным ходом…
Понятно, что от нас требуется не буквальное пригвождение к какому-либо дереву. От нас требуется, в первую очередь, распять, то есть умертвить губящие нас страсти. И только тогда Крест – оружие смерти – станет смертью для греха, соответственно, орудием жизни.
Мы живем во плоти и с многими желаниями. По другому не может быть. И апостол не требует от нас невозможного.
Распять плоть со страстьми и похотьми – это, в первую очередь, означает жить не по законам плоти, не по эгоистическим законам выживания, следования инстинктам, а стремиться искать в этой жизни цель более высокую, нежели наесться, напиться и продолжить свой род.
И один из первых шагов к этой цели – постараться ограничить лишнюю информацию, которая приходит к нам в голову самыми разными путями.
Ведь когда мы говорим о борьбе со страстями и одновременно много сил своей души отдаем на переваривание той иллюзорной информации, которая гудит вокруг нас, то лукавим, потому что этого распятия не происходит. Дьявол подхватывает нас, дует на нас, и мы кружимся в этом ветре, подобные пустым фантикам из-под не нами съеденных конфет. Кружимся в этом сатанинском вихре и реагируем на что попало, лишь бы только не на то, что действительно заслуживает нашего внимания.
То мы осуждаем, это мы хвалим, с тем соглашаемся, под тем подписываемся, куда-то идём, что-то делаем. А единое на потребу понять, что нам надо сделать, чтобы помочь тем людям, которые вокруг нас. Помочь словом, помочь делом, помочь может быть даже доброй мыслью об этом человеке.
Мы часто готовы соболезновать людям, которые живут за тысячи километров отсюда, но редко готовы увидеть, что рядом есть те, которые нуждаются в нашей помощи. А увидеть это – первый шаг к исполнению слов апостола, начало пути ко Христу.
Путь этот нелегкий. Нам часто кажется правильным следовать своим эмоциям: «голосуй сердцем». И мы всё время голосуем сердцем, не подключая разум. А сердце (речь идёт, конечно, не о физиологическом сердце – насосе, гоняющем кровь, а о сосредоточии наших чувств) может легко завести в тупик, потому что повреждено также, как и вся наша плоть. Мы все повреждены грехом, и подчас требуется много усилий, чтобы понять, как следует поступить в той или иной ситуации.
Мы даже смиряться правильно не умеем. Часто мы говорим: «Ничего доброго мы на земле не сделали и заслуживаем лишь вечного осуждения!» Это очень благочестивая фраза. Но она может привести и, к сожалению, часто приводит к унынию, отчаянию или, наоборот, к религиозному безразличию. Потому что, если мы сами ничего не способны сделать, то тогда стоит ли вообще пытаться что-то делать?
Но ведь это не так!
Мы призваны к труду над собой, значит этот труд возможен и даже обязателен. Господь постоянно призывает нас умножать таланты, данные нам, не зарывать их в землю, раскрывать свои способности. Вера обязательно должна находить выражение в наших поступках, в наших делах. Действуем всё-таки мы!
Мы — не перчатка на руке Божьей, не безвольные марионетки! Мы со-трудники либо Богу, либо дьяволу. И в зависимости от того, какие дела в этой жизни мы творим, мы и делаем либо добро, либо зло, и подлежим либо вечному блаженству, либо вечному осуждению.
Другое дело, что в духовной жизни человек не способен достичь цели без помощи Божией. А раз мы сотрудники, то приписывать себе всю славу от сотворенных нами добрых дел тоже горделиво, опасно и бессмысленно.
Поэтому Крест Христов, помимо всего прочего, призывает нас и к трезвению, чтобы мы смотрели на свою жизнь спокойно, без гипербол. А то ведь часто можно услышать: «да я такой грешник, да я такая грешница – самая, самая страшная». Достаточно просто согласиться: «да-да, ты такой грешник!», и в ответ мы услышим: «Как это, я такой грешник?! Да ты сам грешник! Ещё тут мне высказываешь!» И от ложного смирения не остается и следа!
Трезвость и золотой путь, который позволяет нам видеть, что сто́ит говорить и делать, а что нет. Чем можно похвалиться без вреда для души, как хвалился, скажем, апостол Павел, а чем не стоит хвалиться.
Конечно, внимательно вглядываясь в свою жизнь, мы понимаем, что наше христианство номинально. Мы называемся христианами, как когда-то назвались у купели святого Крещения, пообещав быть воинами войска Христова, борющимися со страстями и дьяволом. К сожалению, боремся мы, в основном, с добродетелями. Чьи мы воины не вполне понятно до конца нашей жизни.
Но пока мы живем, от нас зависит, по какому пути мы готовы пойти. Либо мы все-таки понемногу будем следовать путём Христовым, бороться со своими страстями, со своими проблемами, со своими неправильными воззрениями на то или иное явление в этой жизни. Либо сложим руки: «Ой, мы уже спасены, нам уже ничего больше делать не надо». Либо скажем, как некоторые говорят: «Ну, мы уже не способны ничего доброго сделать, за нас уже всё святые сделали, а старцы за нас молятся!».
Подключаем голову, смотрим на Крест Христов с надеждой и упованием, и молимся распятому на нем Господу, чтобы и мы – со-распятые с Ним хотя бы в небольшой степени, но по доброй своей воле, и воскресли вместе с Ним.
Хотелось бы, чтобы наше причащение Святых Христовых Тайн было залогом нашей вечной жизни, залогом нашего входа в Царство Небесное. Чтобы всякий раз, когда мы изображаем на себе крест Христов, наши чувства, наши мысли просветлялись и освящались. Чтобы всякий раз, когда мы что-либо и кого-либо благословляем крестом, благодать Божья входила в этот мир. Не только потому, что мы сделали жест креста, но и потому что благодать уже есть в нашем сердце от стремления к Богу. Благодать, которая входит только в смиренное сердце.
Аминь!

Оставить свой комментарий

*

code