Последнее обновление: 22 сентября 2017 в 20:50
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). Проповедь на Литургии в Храме святых апостолов Петра и Павла 25 декабря 2016 года

4 января 2017

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие отцы, братья и сестры!

Пройдет всего лишь семь дней, и мы с вами снова будем беспокоиться и гадать: стоит ли накрывать в новогоднюю ночь какой-нибудь стол или нет, какая должна быть пища — с рыбой или без, стоит ли радоваться в этот день, и какова должна быть мера этой радости, чтобы, не дай Бог, не согрешить. Как вообще надо провести эту ночь, чтобы и не согрешить, и не огорчить детей и близких?

Но стоило бы задать себе совсем другой вопрос: приглашаем ли мы за это застолье, как и за любое другое застолье нашей жизни Господа нашего Иисуса Христа. Речь идет, конечно, не о том, чтобы поставить Господу отдельный стул, положить ему отдельную тарелку или, как один человек сказал, «поставить на подоконник тёплого молока с печеньем». Речь идет совсем о другом: пригласили ли мы Господа в своё сердце? Ощущаем ли мы присутствие Бога в своей жизни? Можем ли с чистой совестью сказать, что в эти дни ожидания праздника Рождества Христова, Христос родился в нашем сердце?

А ведь это рождение — не какое-то иносказание или событие, которое может пройти мимо наших чувств, мимо нашего восприятия и понимания – тут всё очевидно! Если Христос родился в нашем сердце, то у нас внутри всё светится, мы всё видим глазами веры, на всё готовы реагировать совершенно не так, как обычно. И на оскорбления, и на вызовы судьбы, и на радости, и на печали. На всё христианин смотрит совершенно по-другому, чем «человек века сего», привыкший жить инстинктами, выживать, подчас, за счёт других.

Сегодня в евангельском повествовании мы слышим о пире (Лк. 14, 16-24). Вообще Евангелие часто говорит нам о пире. Христос неоднократно предлагает нам, изголодавшимся по Хлебу Небесному, этот образ, чтобы мы ощутили радость Царства Небесного.

Этот образ не случаен! Иудеи времен Христа верили, что в конце времён, когда Мессия покорит Себе все народы, Он соберет всех верных на пиршество. И на это пир Бог специально приготовит гигантского морского зверя Левиафана, чтобы накормить им всех, чтобы никто не пребывал в печали.

Но вместо того, чтобы заколоть и накормить людей Левиафаном, Бог всходит на крест Сам, умирает ради нас, ради нашего спасения, и предлагает нам в пищу не какое-то гигантское животное, а Самого Себя! Потому что это пища не та, которая насыщает нас на какое-то время, а потом снова оставляет голодными. Это пища, которая всегда пребывает с нами – пища спасения!

И на этот удивительный пир все мы позваны! И на этот удивительный пир мы можем не попасть.

По мысли одного современного богослова, этот пир и есть яркий образ Церкви Христовой! Господь сидит за одним столом с грешниками, и разделяет с нами трапезу спасения.

Мы, конечно, понимаем, что это за трапеза. Это Святая Евхаристия – Таинство Причащения Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа! Но как причаститься в спасение, а не в погибель?

Обычно наша таинственная Трапеза с Богом ограничивается только часами говения и моментом Причащения: вот почитали молитовки по книжке полчаса, вот причастились, вот прочитали благодарственные молитвы. А вот прошло несколько мгновений, и мы уже кому-то хамим, с кем-то поступили нечестно, уже кого-то осудили… Причащались мы или нет? Произошло какое-то изменение в нашей жизни или нет? совершенно непонятно.

Если мы ограничиваем наше участие в Таинстве Евхаристии только моментом Причащения, то значит чего-то главного в христианстве так и не поняли. Если мы не вовлекаем в благодарение Богу всю свою жизнь, (а вы помните, что Евхаристия так переводится), то вся мишура праздника – застолье, всё это веселье, всё то, чем мы привыкли сопровождать все праздники, в том числе и Рождество, всё это совершеннейшая пустота, которая не может помочь человеку избавиться от экзистенциального одиночества, которое испытывает каждый человек, не нашедший в своей жизни Бога!

И неважно, украшена ли эта жизнь красивыми словами о Христе. Важно ощущение присутствия Бога рядом. Евангельский пир — это прекрасный образ Церкви Христовой, куда мы можем не попасть, если слишком много внимания уделяем чему-то личному, а не ощущению близости Бога, не благодарению Бога. И более того, если мы что-то в своей жизни не включаем в благодарение, то это мешает идти к Богу, встаёт между нами и Богом.

Не случайно мы так тяжело переживаем грех и стараемся исповедовать его в Таинстве исповеди. Напомнить себе, что грех – это не часть нас. Грех – это наше заблуждение. Мы не сводимся ко греху!

Если в жизни мы ценим что-то больше, чем понимание необходимости всё посвятить Богу, то мы начинаем отходить от Бога, не откликаемся на призыв Бога, позвавшего нас на пир.

Евангелие предлагает нам три варианта житейской привязанности, которая может отнять нас от Бога: только что купленная земля, которую надо проверить, посмотреть, насладиться обладанием имуществом; волы, которых надо испытать (сегодня мы бы сказали про новый автомобиль, который не терпится обкатать, азарт, власть); свадьба. Ну как можно променять свадьбу, личную жизнь на какие-то духовные дела?

А ответ-то очень простой: надо не отказываться от имущества, власти и семьи, а изменить ко всему отношение. Всё это может нас увести от Бога в сторону, а может наоборот помочь нам идти к Богу. Всё зависит, ещё раз подчеркну, готовы ли мы быть благодарными Богу настолько, чтобы меняться, чтобы менять своё отношение и к личной жизни, и к имуществу, и к успеху в жизни! Всё это нужно, но нужно для того, чтобы найти в этой жизни Бога.

Если мы с вами ответим на этот вопрос, если готовы меняться из благодарности к Богу, то рецепт новогоднего салатика будет для нас не так важен. И на многие другие вопросы, мы тоже найдём ответ.

Я искренне желаю и себе, и каждому из нас, стоящих здесь в храме, найти ответ на этот вопрос и в Причащении Животворящих Тайн получить не только залог спасения, приводящий нас в Вечную жизнь, но и радость благодарности Богу.

Аминь!

Оставить свой комментарий

*

code