Последнее обновление: 10 ноября 2017 в 12:49
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов). Проповедь на Литургии 8 марта в день памяти Свт. Григория Паламы.

10 марта 2015

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры! Проходит время постное, уже вторую неделю воздержания прожили. И тем, кто от скоромной пищи начал воздерживаться, иной раз приходит в голову мысль, что мы уже чего-то достигли, что мы не такие грешные, как прочие люди, которые только по крещению православные, а по делам далеко отстоят от Церкви: не ходят в храм, не молятся или плохо молятся. Мы – настоящие православные, члены Церкви, а они так – «просто крещеные». В любом случае, мы в своих собственных глазах становимся более красивыми, чем они. Мы начинаем думать, что если оттого, что мы не едим мяса и каких-то иных скоромных продуктов, то уже ближе к Богу только через это.Силуан 20

Но Господь нас все время отрезвляет и все время напоминает нам о том, что наше пребывание в Церкви не должно быть поводом для того, чтобы считать себя спасающимися и смеяться над гибнущим миром. Мы должны неустанно приносить мольбы и моления за всех тех, кто остался в мире. Не брезгливо отвернуться от них, не оттолкнуть их, а наоборот приносить неустанно молитвы, в том числе и в записках на проскомидии, за тех православных христиан, которые сподобились Святого Крещения, но не воцерковлены, не знают радости молитвы в храме, не знают радости исполнения Заповедей Божиих.

Чтобы утвердить нас в этой спасительной мысли, Святая Церковь предлагает нам сегодня прекрасное Евангельское чтение (Мк., 7 зач., II, 1-12).

Мы как будто переносимся в далекие времена жизни земной Господа нашего Иисуса Христа: знойная Палестина, обычный для Иудеи дом с глиняными стенами и соломенной крышей… Мы как будто бы видим своими очами Господа нашего Иисуса Христа, кротко проповедующего среди людей, множество народа, не помещающееся в этом доме. Люди толпятся и у входа, и совершенно невозможно прийти и приблизиться к Учителю.

И мы видим, как четверо друзей принесли своего расслабленного, парализованного друга. Они не поленились взобраться на стены дома, раскопали соломенную крышу и спустили на простыне своего больного друга прямо к ногам Христовым с просьбой о его исцелении.

Вот такой образ действий и рекомендуется каждому из нас. Не брезгливо отворачиваться от людей, оставшихся в мире, а молиться за них, проповедовать жизнью своей, словами своими, делами своими подлинное Православие. Чтобы не было у нас такого самомнения, что вот мы уже спасаемые, а весь мир остальной во зле лежит и пусть себе лежит, так им и надо. Надо гнать от себя такие мысли, ни в коем случае не допускать их к себе и помнить, что мы призваны стать святыми, но сами еще далеко не святые.

Господь сжалился над нами и позвал нас в Церковь. О грешниках мы знаем, что они грешники, потому что их грехи явлены, а наши грехи пока еще не явлены, но это не значит, что мы меньше грешники, чем все остальные люди.

Иногда говорят – но они же не хотят спасения, не просят о нем. Стоит ли в таком случае за них молиться?

Но обратите внимание – парализованный, о котором мы только слышали в Евангелии, молчит, ни о чём не просит. Евангелие не говорит об этом, умалчивает и о его благодарности после исцеления.

Но трудами друзей — не вполне, скажем так, респектабельными — на стену забрались, крышу соломенную прорыли. т.е. чужое имущество попортили, прервали мирное течение беседы Христа с народом — он получает исцеление.

Так и люди, о которых мы молимся на проскомидии. Они могут и не понимать, и не просить, и даже не благодарить нас. Но мы подаем их имена на проскомидию, молимся, увещеваем их, стараемся делать всем добро. И по нашим малым усилиям и молитвам Бог помогает всем.

Поэтому внемлем Евангельскому чтению, внемлем этому образу любви к ближнему. Он нам необходим для того, чтоб достойно пройти путь нашей земной жизни.

Сегодня Святая Церковь празднует память святителя Григория Паламы (XIV в.).

Бывают святые, к которым относишься как к родственникам, их имя все время на слуху. Вот вчера, например, мы праздновали память святой блаженной Матроны Московской. А преподобный Сергий Радонежский, святитель Николай Чудотворец, преподобный Серафим Саровский, праведный Иоанн Кронштадтский, святая блаженная Ксения… Много святых, которые уже как родные нам, потому что мы о них вспоминаем гораздо чаще порой, чем о родных, чем о друзьях, мы молимся им. У кого-то даже были чудеса, какие-то удивительные события в своей жизни по молитвам этих святых.

А есть святые, которые нам родные не потому, что мы часто им молимся и потому были в нашей жизни исцеления и чудеса. Но их имена не менее важны. Они столпы веры, они сформулировали ту веру, которую мы до сих пор несем и стараемся исповедовать в неповрежденности.Силуан 21

Святитель Григорий Палама – это удивительный человек, который защитил православное вероучение уже после эпохи Вселенских соборов, уже после эпохи кристаллизации православного вероучения, и тем важнее, как показала история, оказался его подвиг, его учение, его труды.
Подробнее о житии святого Григория будет прочитано в синаксарии во время запричастного стиха, но вот что сейчас хотелось бы отметить вкратце.

Святой Григорий учил нас в соответствие с Афонским учением об умной Иисусовой молитве, тому, что Господь недалеко отстоит от нас, что возможно познание Бога в этой жизни, возможно видеть Бога в этой жизни. Господь не отстоит от нас за какой-то стеной. Единственная стена, которая отделяет нас от Бога – это наши грехи, это наши несовершенства. Святой Григорий учил тому, что мы не можем приблизиться к Богу в Его сущности, потому что Божественная Сущность абсолютно неприступна. Но в проявлениях Божественных, в энергиях, мы можем быть причастны Божескому естеству. Это говорит о том, что Бог близок каждому из нас. Господь рядом.

Но мы скажем: «Если Бог рядом, почему мы Его не видим? Почему мы так редко слышим отклик на свои молитвы, если Господь слышит постоянно нас? Почему мы часто живем так, как будто в этом мире нет Бога – столько скорби, столько боли, столько слез, страданий?»

Ну, по поводу «слышания» можно сразу вспомнить, что и мы-то очень редко слышим тех людей, которые нас просят что-то сделать. Проходят порой месяцы и годы, прежде чем мы услышим просьбы наших ближних и сделаем что-то такое, что, в принципе, от нас больших-то трудов и не требует. Тем самым мы должны и себя смирять. Вспоминая свое несовершенство, мы можем подумать и о том, что Господь специально задерживает исполнение наших молитв и наших просьб, чтобы на наше жестокосердие нам же и указать.

Когда мы видим Бога? Когда мы чистые сердцем, как об этом поется во время пения заповедей Евангельских блаженств, когда хор поет: «Во Царствии Твоем…, Блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят». А когда чисто наше сердце? Тогда, когда мы становимся христианами «в сухом остатке». А что это такое? А это когда из нашей жизни уходит все, что нас поддерживает, когда из жизни нашей уходит все, что доставляет нам радость и удовольствие – деньги, здоровье, дружба, любовь, родственники…

Когда все бросают нас, остаемся мы ли с Богом? Остаемся ли мы верны Богу, как святой праведный Иов Многострадальный? Если да, то вера действительно есть в нашем сердце. И если вот эти все подпорки жизненные, которые помогают нам считать, что жизнь наша проходит полноценно и счастливо, вдруг уходят, а мы все равно остаемся с Богом, то вот тогда мы и видим Бога.

Мы очень часто рассуждаем так: «Если человек прав, то у него в жизни будет все правильно: болезни его не коснутся, скорби, лишения; на него не будут клеветать, мимо него пройдет карающая десница власти или еще какие-нибудь проблемы». Но вот читая житие святого Григория Паламы мы видим, как этот ревностный борец за православное вероучение страдал в своей жизни: страдал от власти, страдал от своих, страдал от чужих, был продан в рабство. И я думаю, что многие его современники, и в том числе латиномудрствующие, которых он обличал, показывали на него пальцем и говорили: «А, смотрите, вот какие беды вошли в его жизнь! Значит, неправильному он учит. Значит, не православное его учение!»

Но мы-то теперь знаем с вами, что он святой. И более того, один из тех немногих великих святых, которые были прославлены спустя несколько лет после своей смерти. Есть такое правило: канонизировать святых спустя 50 – 70 лет после их кончины. Почему? Чтобы скончались их современники. Потому что нет безгрешных людей. Обязательно у святого будут какие-то недостатки, на которые его современники будут показывать пальцем и говорить: «Ха! Это ли святой? Да мы же знаем его, мы с ним вместе в школу ходили, мы с ним вместе работали. Мы знаем, он и пост иногда нарушал, он и то-то, и то-то, а его нам святым предлагают?!!»

При этом эти люди не понимают, что святость – это не безгрешность. Святость – это целое, целомудренное и всепоглощающее стремление ко Христу. Святость – это исполнение обетов, данных при Крещении, обещаний стремиться к Богу.

Мы никогда не станем безгрешными, и это мы часто слышим в словах молитвы заупокойной, но мы обязаны стремиться к Богу. Не к праведности без Бога, не просто к доброй и порядочной жизни, а к доброй и порядочной жизни во Христе, со Христом.

И нам показывают добрый пример в этом святые угодники Божии, которых мы совершаем память ныне: святитель Григорий Палама и святая блаженная Матрона, немало скорбевшая и страдавшая в этой жизни, но получившая такую благодать молиться за нас. И многие другие святые.

Они родственники наши. Вместе с ними и мы уповаем спасти свою душу и достойно пройти не только этот Великий Пост, но и весь путь своей земной жизни, Аминь.

Оставить свой комментарий

*

code