Последнее обновление: 15 октября 2017 в 20:36
Подпишитесь на RSS:

Игумен Силуан (Туманов) выступил на семинаре, посвященном духовной музыке

26 января 2017

В рамках III международного фестиваля-конкурса «Зимняя сказка» в Камерном зале Государственной академической капеллы 23 января прошел семинар для руководителей, хормейстеров и педагогов «Духовная музыка: традиции и современность, особенности прочтения и исполнительства».
Среди его участников были председатель конкурсного жюри Антон Максимов, руководитель детского хора «Перезвоны» ДШИ имени Михаила Глинки Лариса Яруцкая, дирижер и композитор Евгений Устинсков (Латвия), директор Санкт-Петербургского музыкально-педагогического училища Алексей Елизаров, композиторы Владимир Поляков, Сергей Плешак, Михаил Малевич.

В состав жюри и вошел председатель епархиального издательского совета, автор духовной музыки игумен Силуан (Туманов). Он выступил с докладом «Исполнительские традиции: работа с каноническими текстами».

Отец Силуан подчеркнул, что в духовном произведении превалирует текст, а не музыка. То, что интуитивно чувствовали композиторы прошлых столетий, нежелательно игнорировать исполнителям наших дней. При исполнении многих произведений, написанных не вполне церковными авторами, важно не впасть в грех Хама: «Мы помним, что библейский Хам, увидев наготу своего отца, вместо того, чтобы тихонько прикрыть его, рассказал об этом другим братьям, чтобы они посмотрели на своего отца Ноя, голого и пьяного. У исполнителей духовной музыки есть опасность впасть в состояние, когда они берутся за произведение не особо церковного автора, например, ХХ века, и поют прежде всего красивую музыку, не стараясь раскрыть ее смысл, даже не особо выговаривая текст, который и сам композитор, возможно, понимал весьма приблизительно. Если мы будем исполнять их просто как музыку, это будет именно такое «хамство».

Докладчик напомнил, что теме недостаточной воцерковленности певчих были посвящены и выступления на I съезде регентов и певчих, проходившем в конце прошлого года в Москве. Он подчеркнул, что это не повод для обид в стиле: «Я столько-то лет пою на клиросе, а меня не ценят и до сих пор считают невоцерковленым». Отношение к церковной музыке в России изменилось. На рубеже XVII и XVIII веков русские традиции церковного пения были резко заменены западными, и традиция духовного клиросного пения прервалась. Это привело к изменению восприятия и даже понимания значения церковной музыки, плоды чего мы пожинаем по сей день.

Отец Силуан коснулся важного вопроса: почему упомянутая музыкальная реформа, которая с точки зрения развития церковного пения выглядит трагедией, прошла довольно быстро и безболезненно. Дореформенные богослужебные традиции не были, как принято сейчас думать, идеалом. Одной из больных тем тогдашней богослужебной практики было так называемое «многогласие» (не путать с многоголосием) — когда на службе одновременно читали и пели разные фрагменты богослужения, таким образом сокращая его по времени. Мало того, что это был «магический» подход к богослужению: важно все спеть и прочитать, а кто что услышал — не имеет значения. Это приводило к тому, что молящиеся, не понимавшие в такой какофонии ни слова, вели себя в церкви недостаточно благочестиво. Об этом свидетельствуют сохранившиеся жалобы Патриарху Иосифу, предшественнику Патриарха Никона, на поведение людей в храмах.

«Поэтому партесное, полифоническое пение в храмах народ в массе своей воспринял с облегчением, — отметил отец Силуан. — Однако новая гармония, сформировавшаяся не в православной традиции, первоначально полностью игнорировала молитвенный опыт Православной Церкви. С аскетической точки зрения произошла серьезная подмена. Неопытные в духовном смысле люди стали воспринимать богослужение поверхностно: грустная мелодия — покаяние, веселая — хваление. Но на глубину души человека все это не особо влияет, поэтому человек выходит из храма, не впустив богослужения в душу дальше поверхностных эмоций. Так музыкальная проблема становится проблемой духовной, аскетической: человек не получает того, ради чего приходит в храм, не получает стимула подлинного покаяния. Эмоции чуточку взбудоражат, а вот изменения, преображения нашей души, ради чего мы и поем эти песнопения, и молимся с ними, не происходит. Современные композиторы, регенты и певцы должны учитывать эту проблему и работать над преодолением ее последствий».

Фото Василия Савватеева
ИА «Вода живая»,
23.01.17

 

Оставить свой комментарий

*

code